Демоны Ларса Брандта

Размер шрифта: - +

Глава 2. Убийство

- Алло?.. – произнес я в трубку хриплым голосом, только что проснувшись от противного сигнала телефона. На том конце, наверное, уже и не ожидали, что я отвечу. Я вслушался в потрескивания и услышал знакомый голос, который меньше всего ожидал услышать в данный момент:
- Брандт? Ты можешь приехать?

Что еще, подумал я. Я же больше не рискую головой ради тебя, что тебе еще нужно?.. Помолчав, я оформил свое возмущение в более приемлемую форму:
- Для чего? Я уже два года как уволился. У вас вроде кадров хватает.
- Да, Ларс, я знаю... но тебе будет интересно взглянуть, доверься мне. Езжай в сторону порта, ты заметишь нас около отеля, я уверен.

Немного подумав и вздохнув пару раз, я положил трубку телефона и вновь лег, протер глаза и уставился в потолок, обдумывая только что состоявшуюся непродолжительную беседу. Не могу сказать, что сон ушел; нет, я думаю, я вполне мог снова уснуть, чтобы посмотреть новый ночной фильм в собственной голове. Да вот только что-то в груди щемило, какое-то странное чувство, плюс в голове все еще звучал странный надтреснутый голос Рихтера; сомнений не оставалось – я должен поехать посмотреть, что случилось.

Я сделал себе крепкого кофе, чтобы прийти в себя после прерванного отдыха. Помимо кружки ароматного напитка, у меня ушло еще две сигареты, прежде чем я собрался с силами для ночного путешествия.

Добравшись до указанного места на своем черном «Фольксвагене», первым я заметил Йена, который слишком явно ждал меня. Мои догадки оправдались.
- Мы ждали тебя, - сообщил мужчина, когда я вышел из авто.
- Я и не сомневался, - мрачно заметил я, не глядя на него. – И что ты мне хотел показать?
- За мной, - тот направился к парадному входу гостиницы. Делать нечего, я пошел за ним. Миновав безвкусно украшенный вестибюль, мы направились к лестнице – на лифте была табличка «не работает». К моему превеликому удовольствию, высоко подыматься не пришлось. Третий этаж, открытые третьи двери слева. Сердцебиение участилось; я громко сглотнул, догадываясь, что меня ждет в номере.
- Она там, - сказал Йен. – Оставлю тебя одного.

Мужчина позволил себе фамильярно похлопать меня по плечу, даже не смотря на то, что я всегда подчеркивал в разговорах свое негативное отношение к подобным жестам. В этот раз я промолчал, прислушиваясь к интуиции, убеждающей не ходить в открытые двери. Интерес оказался сильнее – я уже переступаю порог номера – и моему взгляду предстает моя бывшая девушка, навещавшая меня сегодня днем; она, вся бледная, как лист бумаги, сидела у кровати. Глаза закрыты – это было первое, на что я обратил внимание. Затем взгляд остановился на глубокой ране, зиявшей на шее, а после стал спускаться вниз, следуя потокам крови, залившим буквально все вокруг, в том числе и мой любимый атласный халатик. Я прикусил губу и на миг отвел взгляд; да, к этой девушке я не испытывал ничего романтического, но и смерти ей не желал. Я невольно представил себя на ее месте, с рассеченным горлом, на этом же полу, и отчего-то я понимаю, что я знаю своего убийцу.

Но даже не рана удивила меня. Меня несколько удивили руки. Я, присев, смотрел какое-то время на обожженную кожу кистей и сжатую в руке зажигалку, прежде чем понял, что это должно было значить. Она говорила, что показала мне огонь и зажигала его для меня. Неужели столь буквально?.. И, более того, разве об этом не знали только мы с ней? Обе пришедшие мне на ум версии казались безумными – слишком нетипичное самоубийство и... я бы помнил, если бы убил ее, такое не забывают, это же очевидно, слишком невероятная версия. Неужели кто-то еще был в курсе нашего разговора? Разве что Макс... да, наверняка стоит проверить его, кто знает, что у него на уме. Конечно, я мог быть не единственным человеком, удостоившимся подобных речей, но я знал, что метафоры в разговоре она стала использовать после знакомства со мной. После меня был Макс... Бросив еще один взгляд на умершую, в частности, на ее руки, я поднялся и вышел из номера, и меня тут же опешил вопросом Йен:
- Что ты думаешь по этому поводу?
- Ничего. Какая разница, что я думаю? Я больше не расследую подобные вещи.
- Да брось... скажи, как друг другу, я знаю, у тебя есть кое-какие мысли по этому поводу, - он заглядывал мне в лицо, надеясь зрительным контактом внушить чистоту помыслов и доверие.
- Ты позвал меня, чтобы я просто посмотрел, - я выделил несколько ядовитой интонацией два последних слова. – Я просто посмотрел, и теперь я просто поеду домой и просто лягу спать. Ты вытащил меня из кровати.
- Тебе есть что скрывать? – вдруг спросил мужчина, и я несколько растерялся от подобных заявлений. Я быстро моргнул несколько раз и выдал часть своих размышлений:
- Как раз нечего. Но я думаю, что она знала убийцу. Проверь человека, с которым она жила. Знаю, что его зовут Макс.

Тот что-то чирканул карандашом в маленьком черном извлеченном из кармана брюк блокноте на пружине.
- А ожоги? Ты видел их?
- Видел. Я думаю, это какое-то послание, но пока не могу сказать с уверенностью, что понимаю его и кому оно предназначалось.
- Подумай над этим, - Йен закрыл блокнот и вновь взглянул на меня проницательным взглядом.
- Это больше не входит в мои обязанности, сколько могу повторять? Это твоя работа, вот и расследуй.

Очевидно, что такой ответ и ожидался, но собеседник не терял надежды вовлечь меня в расследование.
- Я знаю тебя не первый год, и уверен, что ты будешь думать о произошедшем, тем более, она была твоей девушкой. Тебя это не волнует?
- Нет. Меня не волнует ничего, что связано с ней.
- И давно ли?
- Давно, - огрызнулся я и двинулся в сторону лестницы, избегая дальнейших вопросов о моем прошлом и показывая в такой способ свое нежелание продолжать разговор.
- Позвони мне, - бросил мне вслед Йен, надеясь, что я все же не стану пренебрегать делом и позвоню.

***
Как я и ожидал, сон не пожелал возвращаться ко мне. Я, лежа в кровати, апатично щелкал каналы телевизора, уставившись в яркий экран невидящим взглядом; мысли мои были где-то далеко и не здесь. Естественно, я все возвращался и возвращался к убийству и не мог понять, кому понадобилось совершать это преступление. В целом и общем я не могу сказать, что она была до такой степени плохим человеком, что стоило ее устранять таким образом. Таких стоит забыть, просто стереть из памяти, люди подобного типа не терпят забвения больше всего на свете.

Я принялся размышлять на тему самоубийства. Если это и так, значит, она была уверена, что я приеду, увижу послание на руках и пойму, что потерял. Но слишком не в ее стиле. Она скорее бы убила другого человека, а именно молодого мужчину, предварительно вырезав на его груди мое имя, это да, это больше похоже на нее.

Чем больше я рассуждал под жужжание телевизора, тем менее вероятной становилась эта версия. И, черт побери, у нее был не один атласный халатик?.. Словно ошпаренный, я подорвался с кровати, и бросился в ванную, где в корзине для белья оставил пресловутый халатик. Пусто. Лишь мои рубашки и футболки. Просмотрев одежду еще раз, я не обнаружил того, что искал.

Кто-то пробрался в мой дом. Мое горло сжалось и стало труднее дышать; сознание охватывала липкими щупальцами паранойя. Кто-то пробрался в мой дом. Меня хотят подставить?.. Кому я мог повредить – я спокойно жил себе, никого не трогал, ходил на работу. Да и эти отношения уже с год как кончились; да, пусть Кэт и приходила ко мне пару раз с намерением соблазнить, но я был слишком обижен на нее, чтобы принять эту игру. Конечно, кто ее знает, что она говорила Максу и в каком свете выставляла меня, и, самое главное, я совсем не знал, насколько хорошие отношения у них были.  Паранойя все больше овладевала мной, я стал подозревать всех своих знакомых (а в том, что убийство совершил кто-то знакомый мне, я не сомневался), и только бокал вина смог меня успокоить.

Я вернулся в кровать, продолжив апатично переключать каналы, и остановил выбор на каком-то стареньком триллере. После вина мне было совсем безразлично, что там было по телевизору, я все думал и думал, незаметно для себя уснув.

***
Утром, повздорив по телефону с шефом по поводу сегодняшнего дня недели, я лихорадочно собирался. Босс, хоть и привык к тому, что я часто выпадаю из реальности, казалось, уже терял терпение. Твердо убежденный, что сегодня суббота, а не понедельник, я летел стремглав к остановке, где помимо автобусов всегда стояла парочка такси, будто бы специально для таких неудачников, как я. Уже в машине я обратил внимание, что неправильно застегнул пуговицы на рубашке и попутал носки. На самом деле, в спешке спутать темно-синий носок с черным не так уж и сложно, но почему-то сей факт немало огорчил меня.

Весь рабочий день так и прошел, как началось мое утро; я с нетерпением ждал его окончания. Я едва не пролил кофе на важные бумаги, но все-таки залил рабочий стол, меня вновь отчитал шеф, а мои сигареты просто промокли от разлитого кофе, и мне пришлось искать курящих коллег. С коллегами я не очень ладил. Под вечер я даже пожалел, что больше не работаю с Йеном – он относился более снисходительно к моим причудам, но мог поднять вызовом на задание в любое время суток.

Возвращаясь домой, я зашел в ту небольшую лавку, где опять нарвался на Лену, и мне пришлось импровизировать, почему я не могу сходить с ней в бар. Она обеспокоенно заметила, что у меня немного осунувшийся вид, и я поспешил отблагодарить ее ядовитой интонацией за столь сомнительный комплимент.
- Я просто волнуюсь за тебя, глупыш, - как ни странно, в ее голосе не было никаких издевок и шпилек. – Ты выглядишь усталым. Еще и покупаешь у нас всегда только спиртное или кофе с сигаретами.
- Я... просто... – я не нашелся, что ответить, беззвучно разведя руками в воздухе и растерянно улыбаясь. – Все хорошо.
- Будь осторожен, прошу.

Какая-то не свойственная ей доброта и забота. А может, я ошибаюсь насчет нее? Может, стоило бы и присмотреться – внешность, как известно, обманчива.
- Сегодня точно понедельник? – поинтересовался у нее я, забирая сдачу.
- Точно, - мой последний вопрос только подлил масла в ее огонь беспокойства. – Ларс, тебе нужно быть внимательнее. Ты какой-то издерганный.

Я заметил, что пока мы говорили о моем состоянии, образовалась небольшая очередь, и покупатели были, мягко говоря, не очень настроены слушать этот разговор, чем я и воспользовался, чтобы улизнуть от дальнейших расспросов и советов.

Первым делом, вернувшись в родные стены, я проверил дату и время. Был понедельник, без двадцати девять.



Крис и Мэри Марс

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: