Демоны Ларса Брандта

Размер шрифта: - +

Глава 4. Побег

На мое рабочее место, а в частности, на разбросанные по нему бумаги, падали игривые лучи солнца – впервые за много дней ветер разбавил серость полотна туч насыщенным голубым цветом небес. Шел мой третий день возобновленной службы у Рихтера, и я думал о приближении зимы, изучая текущие и дела прошлых лет. Вскоре облетят последние листья с деревьев, природа погрузится в сон, а люди все так же будут суетиться и злиться, может быть, даже пуще прежнего, лучше бы в спячку впадали, ей-богу. Я понимал суть депрессивных состояний в этот сезон, однако всегда считал, что нужно оставаться человеком в любой ситуации. Я не придал значения появлению Уэйна, но мне не понравилось, что он встал за моей спиной и следил, как я пробегаю взглядом по документам и откладываю их в сторону.
- Не стой над душой, - прохладно бросил я, принявшись сортировать дела по дате.
- Я хочу узнать результаты первым, - с самодовольным видом объявил тот, склоняясь и заглядывая в мое лицо.
- Не выйдет, - фыркнул я, - я сообщу свои наблюдения Рихтеру.
- Я думал, мы коллеги. Не со мной ли тебе назначено работать? Почему бы тебе не поделиться?
- Знаешь, - я поднялся с места, зажав папки под рукой. – Тебе следует быть немного тактичнее по отношению к другим людям. Возможно, и с девушкой проблем поубавится, если ты поработаешь над собой. Твоя настойчивость не действует располагающе. Дай пройти.

Высказавшись, мне стало несколько легче – я надеялся, что смогу образумить Уэйна, поскольку теперь нас связывало не только общее место работы. Уж не этого он хотел, упрашивая меня консультировать его? Если так, то полагаю, мне предстоит тяжкий кропотливый труд. Молодой человек плелся за мной, стараясь не отставать. У меня появилось крайне неприятное ощущение, что тот вполне может воткнуть мне нож в спину, и очень захотелось весь оставшийся путь до кабинета Рихтера пройти спиной вперед, лишь бы обезопасить себя. Я утешал себя тем, что здесь слишком много лишних глаз. И вообще, с чего я взял, что Уэйну нужно убить меня? Довольно, Ларс, ты слишком подозрителен. Выруби внутреннего параноика. Желательно, чем-то тяжелым и тупым. Но факт остается фактом – Уэйн не очень-то приятная личность.

Я постучал в дверь, но не стал дожидаться разрешения войти. Рихтер разрезал свои семейные фотографии, отрезая со снимков бывшую жену. Я не стал акцентировать внимание на его деятельности, поэтому тот спокойно продолжил свое дело.
- Я считаю, что все прошлые дела, которые мне дали, никак не связаны с трупом в отеле, - заявил я, бросив папки на его стол. Стопка слегка разъехалась в стороны.
- Почерк же похож, - вмешался Уэйн, не дожидаясь слова Йена.
- Похож, но не совпадает, - я уставился на него и понял, что идея соотнести преступления принадлежала ему. Я продолжил, уже глядя на босса: - Во всех предыдущих делах убийца куда хладнокровнее обходился со скальпелем, да и послания эти в бутылках, собранные по методу кат-апа. А в нашем случае он будто сомневался в своих действиях. Но, тем не менее, он знает, как обращаться с этой штукой. Я думаю, убийца как-то связан с медициной.
- Резонно, резонно, - согласился Рихтер, выбирая случайный снимок из стопки дел и принявшись сравнивать его с фотографией раны на шее Кэт. – Ты все-таки прав, Брандт.
- И я думаю, что Кэт стала его первой жертвой. Первый блин комом...
- Вполне возможно. Думаешь, стоит ждать следующих жертв?
- Я не экстрасенс. Но не исключено.
- Иногда я думаю, что ты именно экстрасенс, - усмехнулся Рихтер. – Хорошо. Очень хорошо. Рэд, увы, ты не очень внимательно изучил прошлые дела, однако, мне нравится твоя инициативность, спасибо за версию. Свободны оба.

Я вышел следом за Уэйном. Тот, в свою очередь, буквально излучал недовольство и злобу – конечно же, я понимал, почему – и мне не хотелось попадаться ему на глаза. Молодой человек резко обернулся на меня и спросил будто вибрирующим от раздражения голосом:
- Любимчик шефа. И что ты сделал для того, чтобы оказаться у него в фаворитах?
- Я просто делаю свою работу, - я скрестил руки на груди и пошел дальше. Уэйн схватил меня за плечо, не намереваясь заканчивать разговор.
- Не удивлюсь, если ты спал с ним.
Вот это обвинение. Возмущение закипало во мне; момент, и оно уже переполняет меня, искажая мой голос на пару тонов ниже, но здравый рассудок не сдавал позиций:
- Не суди всех по себе.

Он, схватив воротник моей рубашки, неожиданно сильно толкнул меня. Моя спина встретилась со стеной, у меня перехватило дыхание. Я надеялся, что Уэйн не начнет бить меня прямо здесь – под боком кабинет Рихтера, куча камер по коридору, а вот там за нами наблюдал какой-то незнакомый мне лаборант. Я смело посмотрел на моего оппонента.
- Это мое дело, не суйся сюда, - прошипел тот, и я сообразил – Уэйн каким-то образом связан с Кэт. Я искренне надеялся, что он не убийца – в противном случае, что ему помешает убить меня? Вновь раздался голос параноика внутри меня...

Последовал многозначительный взгляд, продлившийся, казалось, целую вечность, после которого молодой человек просто ушел в направлении своего рабочего места. Я чувствовал себя оскорбленным, и еще более взволнованным – я больше не знал, чего ожидать от Уэйна Рэда, навязанного мне начальством и самой жизнью.

***
Просто представьте, что с вами в одной комнате находится носорог. Нет, лучше представьте хищное животное пред вами, а себя воображайте вооруженным охотником.  Чувствуется желание напасть, сдерживаемое вашим каким-либо преимуществом. Именно так я ощущал себя на втором сеансе с Уэйном: тот спокойным тоном попросил принять его в тот же день, в который произошла наша стычка в коридоре. Последовала попытка примирения, которую я принял, все еще оставаясь начеку. Он тоже не отставал. Противостояние было явным, но никто не решался заговорить о нем. Тогда я первый спросил:
- Уэйн, за что ты так ненавидишь меня? Мы же едва знакомы... а ведешь себя так, будто я тебе денег задолжал.
- Я ненавижу тебя за пределами этой квартиры, а сейчас ты консультируешь меня, и наши отношения – не более чем отношения пациента и врача.

Я взглянул на часы на моей правой руке.
- Твое время кончилось двадцать пять минут назад, так что теперь мы вновь можем быть теми, кем мы есть. Давай поговорим об этом, я не хочу попросту тратить энергию на ненужные ссоры и противостояния.
- Это мое дело, - отрезал мой визави, отпивая из стакана воду с почти растаявшим льдом и не сводя с меня взгляда. – Я хочу оставить это при себе. И к тому же, я должен буду платить за это время разговора, мне это не нужно.
Я пожал плечами.
- Как знаешь. Когда следующий сеанс?
- Я еще не решил, я сообщу, - Уэйн торопливо надевал пиджак. – До встречи. Я закрою.

Парень исчез. Я стоял какое-то время на одном месте и глядел в одну точку, затем меня будто током ударило. Он сам закрыл дверь?..

Я проверил замок. Действительно закрыто; бросил взгляд на комод – мои ключи на месте. Уж не значит ли, что он сделал дубликат?.. К горлу подкатил ком. Это не может быть правдой, это всего лишь домыслы моего разума...

Я очнулся вечером в коридоре. Я слышал барабанную дробь капель по стеклу – осень плакала об уходящем времени. Я встал, пошатнувшись, клацнул выключателем, и, как только загорелся свет, я глянул на часы. Почти два часа в отключке. Лучше бы я не просыпался. Я так устал. Усталость давит на меня всей своей тяжестью, и мне кажется, что я больше не пружина, которая только сильнее под натиском, мне кажется, еще чуть-чуть, и я просто сломаюсь пополам. Возможно, это моя последняя, двадцать пятая осень?..

Я прижался к стене и несколько раз легонько ударился об нее головой, думая всколыхнуть мысли в своей голове. Медленно сползая вниз, я все думал о своей усталости, пустив единственную слезу, и лишь телефонный звонок отвлек меня. Рихтер, кто же еще.
- Да, слушаю? – срывающимся голосом ответил я.
- Брандт, не знаю, что там у тебя, но тащи свою задницу к бару «Оса». Бегом.

Вновь эта взвинченность... вновь эта нервозность...

Шмыгнув носом, я умылся холодной водой, удивившись бодрящему эффекту. Депрессивные мысли временно покинули меня, и я вышел из дому, пожевывая фильтр сигареты и останавливая такси. Я был на месте через десять минут.

Сегодня красный неон вывески напоминал мне о крови. Уж не знаю, что было причиной – то ли моя накатившая хандра, то ли понимание, что просто так меня бы не позвали сюда. Рихтер стоял у входа в бар, переминаясь с ноги на ногу. Я поспешил к нему.
- Ты все-таки экстрасенс, - мрачно заявил тот. – Новый труп. Возможно, дело рук нашего нового знакомого. Тебе есть на что взглянуть.

Я молча направился следом за ним. Миновав прокуренный зал, мы пришли к уборным. Возле женской стояло несколько наших ребят с каменными физиономиями. Я чувствовал, как подкатывает ком от одного выражения их лиц. Вдохнув поглубже, я вошел в помещение. Вторая кабинка была открыта – и, сразу с порога, среди обилия красного цвета повсюду, я увидел труп девушки.

Я успел порадоваться, что не ужинал. Нахмурившись, я подошел ближе и принялся рассматривать раны, предварительно натянув перчатки. Множество колотых ран на груди и животе, а рот разрезан в безобразной окровавленной улыбке. Я приметил, что новая жертва была тоже блондинкой, как и Кэт. Я осторожно осмотрел ее руки, но в этот раз никаких метафорических посланий не было оставлено. Представляя себя на ее месте, я не понимал, почему убийца был так жесток – и мне пришла в голову мысль, что эта девушка просто попалась под руку извергу. Скорее всего, она напоминала ему предыдущую жертву. В том, что сегодняшнее нападение – дело рук все того же человека, убившего Кэт, у меня не было сомнений.

Переступая кровавые лужи, я вышел из туалета, едва дыша.
- Брандт? – в мое лицо вглядывался Рихтер. Я почувствовал пощечину. – Приятель, оставайся с нами. Теряешь сноровку. Что ты думаешь по поводу?..
- Она ни при чем, - прервал его я. – Она просто... случайная жертва... Возможно, она напомнила ему Кэт, и это спровоцировало его.
- Ты думаешь, это тот же человек?
- Я думаю. Я чувствую.
- Хорошо, иди, подыши воздухом, - Йен слегка подтолкнул меня к дверям, и его внимание тут же переключилось на парня с фотоаппаратом. Дальнейшего разговора я не слышал. Ноги сами несли меня к барной стойке, и я пролепетал «двойной виски со льдом», занимая свободный стул. Глядя в свой стакан, я размышлял о человеческой жестокости. Я выбрал профессию психолога не случайно, а вполне осознанно – хотел понять окружающих и себя самого. Мне так хотелось понять этого убийцу. Что подвигло его совершить такое зверство? Что он чувствует? Как он живет после совершенного? Прокручивает ли в голове момент убийства? За что он не любит женщин?

Последняя мысль была довольно внезапной, но затем я подумал, что она вполне может быть правдивой. Увы, чтобы убедиться наверняка, придется ждать следующих жертв. Или поймать зверя и допросить его по полной программе, что, безусловно, привлекало меня больше.
- Привет, - меня хлопнула по плечу какая-то рыжеволосая дамочка в платье с глубочайшим декольте, косясь на мой стакан. – Ты будешь пить?
- Буду, - я практически залпом осушил его, бросил деньги на стол и покинул помещение бара. Я потерял значительную часть интереса к противоположному полу именно из-за Кэт. Слишком много сил и энергии она отняла у меня, и пока я могу лишь отмечать привлекательность некоторых девушек в своей голове. Что насчет одиночества, то этот вопрос не стоит слишком остро, ведь мне комфортно одному.

***
Следующее утро наступило для меня через сутки, вечером. На моем автоответчике уже была уйма сообщений от Рихтера. Под конец четвертого он уже стал терять терпение, грозился уволить меня и советовал лечиться. Это не лечится, сколько раз повторять. Кто-то другой на моем месте уже бы наверняка пустил себе пулю в лоб.

Я позавтракал, вернее, поужинал, находясь в каком-то трансе, все думал о прошлой той ночи, о мертвой обезображенной женщине. Внутреннее спокойствие меня покидало. В сознании возник образ Уэйна, мерзко и злорадно улыбающегося, он походил на какое-то нечеловеческое создание, страстно желающее отведать человеческой крови. Я удивился такой ассоциации, однако, не думал, что слишком уж ошибался.

Включился автоответчик. После короткого сигнала раздался голос Йена: «Я не знаю, как тебе это удалось, но найдены улики против тебя. Лучше бы тебе явиться в штаб и объяснить, что к чему».

Голова у меня страшно болела, мысли путались, а пространство между ними будто бы заполнилось ватой. Я не сразу осознал суть сообщения, но переслушав его, мне стало не по себе. В сознании снова всплыло насмехающееся лицо Уэйна. Меня охватила такая ярость, что телефон, еще короткое время назад исправно работавший, полетел в стену, однако, не разбился, только в месте шва слегка лопнул корпус. Качество дорогого стоит.

Я, надев куртку, пихнул сигарету в рот, приготовился идти, как вдруг замер. Смысл мне идти туда, если я ничего не смогу доказать? Против меня найдены улики, возможно, они проверили и тот атласный халатик, который был у меня дома, а затем непонятным образом оказавшийся на мертвой Кэт. Что я мог сделать?.. Почему я ничего не помню?..

Пожевав фильтр сигареты, я пришел к выводу, что путь в штаб мне заказан. Возможно, они едут сюда, за мной, раз я не ответил на звонок. Йен знает, что я выпадаю из реальности, и мог приказать проверить мою квартиру, и, возможно, задержать меня. Нет, я в ловушке, я попался в чью-то ловушку. Горло сжималось в спазме, я в мучении схватился за голову, стараясь унять разбушевавшуюся головную боль. Мне нельзя туда ехать, равно как нельзя оставаться тут.

Я покидал свое жилище. Во внутренний карман куртки я бросил начатую пачку сигарет и ключи от квартиры, хоть и знал, что дверь скорее всего выломают, если за мной приедут сюда, но все равно надеялся, что люди Йена воспользуются более изящными методами. В другом кармане у меня были ключи от моего «Фольксвагена». В еще один внутренний карман я сложил деньги и паспорт (зачем мне паспорт, понятия не имею, но я посчитал нужным захватить его).

Я поднялся на верхний этаж, оттуда – на чердак, с чердака – на крышу. На какое-то время я замер, стоя и рассматривая ночной город, который был как на ладони. С крыши открывался просто умопомрачительный вид, который я не забуду никогда. От красоты спирало дыхание, сердце будто бы сжималось в груди, но темный автомобиль, въехавший во двор, вмиг брутально выдернул меня из моей неги эстета и бросил прямо на твердый асфальт реальности. В темноте я отыскал пожарную лестницу, и вполне успешно спускался нею до самого низа. Затем последовало не очень удачное приземление – я свалился спиной на землю. На миг мне перехватило дух, но здравый смысл побуждал меня бежать дальше. Добраться до парковки, взять машину, и ехать, куда глаза глядят. Пока станет сил. Пока я смогу дышать. Пока у меня не станется очередной припадок и я не въеду в ближайшее дерево. Здесь мне нельзя оставаться, к черту Рихтера, к черту этих мертвецов и их убийц, к черту Уэйна.



Крис и Мэри Марс

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: