Демоны внутри. Тёмный трон

Размер шрифта: - +

Глава 2. Падние

«То ли колодец был действительно уж очень глубоким,
то ли летела Алиса уж очень не спеша».
Льюис Кэрролл, «Алиса в Стране Чудес»



      Я и Роберт не сразу покинули укрытие, дожидаясь, когда всё более-менее стихнет. Заган сам пришёл за нами, когда передал Юаниэль жителям деревни, рассчитывая на то, что проследят, чтобы она не побежала следом за гвардейцами.

      — Асмодей, — позвал Заган, оглядываясь по сторонам, стоя посреди пристройки.

      — Мы здесь, — отозвался тот, выходя из состояния, сходного с анабиозом. Мне казалось, что он практически не дышал всё это время. Когда Роберт разворачивал крылья, я ощутила, как рушится заклятие, — едва уловимое покалывание на коже.

      — Молодец, — похвалил его король, видимо, насчёт того, что магия сработала, и нас не обнаружили ни гвардейцы, ни даже он сам. — Всё закончилось. Пока что.

      Я с трудом заставила себя отстраниться от библиотекаря. Без него я ощущала себя слишком уязвимой и одинокой в этом мире. Роберт, словно почувствовав это, поднялся с соломы следом и положил мне руку на плечо:

      — Всё будет хорошо, — пробормотал он, словно это могло хоть как-то помочь в сложившейся ситуации. Но сейчас я понимала, что сказанное было даже не для меня. Роберт сам пытался удерживать себя в руках, потому что его то и дело потряхивало от нервного напряжения.

      — Не будет, — отозвался Заган, игнорируя наше состояние. — Нам очень повезёт, если Витс продержится до того момента, как мы прибудем в столицу.

      Асмодей посмотрел на него раздражённо и, резко развернувшись, вышел через ворота, направляясь, как мне показалось, к Ю, но остановился и присел рядом с Кʼхари. Я поспешила за ним, почему-то боясь оставаться наедине с Заганом. Сейчас, когда я столкнулась с действующей властью и её силой, мне были понятны причины, по которым начался поход за короной. Глядя на брата Велиала, я видела того, кто сочувствует крестьянам, но в то же время готов жертвовать ими во имя высшей цели. Те же, впрочем, это тоже понимали. И это было жутко.

      — Она ещё жива, — услышала я Роберта, когда подошла поближе, не заботясь о том, что у меня непокрыта голова и меня все могут увидеть. Мне стыдно, но в тот момент я едва ли не сожалела об этой новости. Кʼхари не выкарабкается. Она слишком стара и слаба. Возможно, чтобы отвести опасность от Асмодея, отплатить ему за то, что он когда-то спас её от демонов, ей пришлось собраться. А теперь мы стояли в лужи крови и смотрели, как она дышит, надрывно, с хрипом, стонами. Я буквально чувствовала её боль.

      — Может, получится…? — я с надеждой посмотрела на Роберта, но тот едва ли обращал на меня внимания. Присел рядом с животным, не заботясь о том, что его штаны могут испачкаться, и осторожно, едва касаясь шерсти, провёл ладонью над телом гхоры. — Роберт, ты ведь умеешь исцелять.

      — Это не целесообразно, — отозвался Заган, оказавшийся за нашими спинами. — Девочка, ты считаешь, что чудеса творятся направо и налево, забывая об их цене.

      — Кажется, я начинаю понимать, почему Велиал называет тебя занудой, — пробормотала я, молясь, чтобы король меня не услышал, но он услышал. Да и характеристика из серии «зануды» казалась для этого существа слишком мягкой. Заган был военным стратегом и бессмертным — всё вместе это давало такую гремучую смесь, что одному Богу известно, как он распорядится всеми данными ему ресурсами для достижения своих целей.

      — Во-первых, я не разрешал тебе разговаривать со мной так, словно мы друзья, — я буквально чувствовала его тяжёлый взгляд на моём затылке. Мне не хотелось оборачиваться, я боялась, что он может, как Велиал, влепить мне пощёчину, но, с другой стороны, он с таким же успехом мог отвесить подзатыльник, но Заган очень редко прибегал к физическому методу выбивания дури, что не могло не радовать. — Во-вторых, жертвовать энергию на исцеление старого и заведомо умирающего животного, животного, а не падшего или человека, это просто эталон глупости. Когда ты перестанешь уже фокусировать своё внимание на ерунде и начнёшь мыслить как взрослый человек?

      Последняя фраза всё же возымела эффект, и я на пятках развернулась к королю, едва сдерживая желание уже самой ударить его в лицо:

      — Смерть — это ерунда? Вы хотя бы понимаете, что несёте?!

      — Смерть — это исход всякой жизни. Я тоже когда-нибудь исчезну, не думай, что я забываю об этом и потому гляжу на всех вас, как на нечто едва ли стоящее моего внимания, — ровно произнёс он, не меняясь в лице. Всё такой же хладнокровный, как и большую часть времени, словно сейчас ничего не произошло в Вест-Ив, не его друга забрала гвардия, не его подруга мечется по поселению, как раненый зверёк, который не в силах справиться со своими эмоциями.

      — Было бы лучше, если бы я желала смерти всем вокруг? — огрызнулась я, глядя на него уже едва ли не с вызовом.

      — Было бы лучше, если бы ты не лезла со своими желаниями и советами, когда этого не нужно. Девчонка, я не идиот и не бессердечная мразь, какой ты можешь меня считать, но сейчас эмоции должны стоять на самом последнем месте. Как бы нам ни было тяжело — мы должны идти дальше, стиснув зубы.

      Роберт продолжал гладить гхору, не обращая внимания на мою ругань со вторым из королей. Та же открыла глаза и мутным взглядом смотрела на него. Едва ли она понимала, что происходит вокруг. В её глазах была агония.

      Нефилим молча материализовал меч. Стоило мне увидеть это, как я замолчала, потому что поняла, что тот намеревается сделать.

      — Роберт, не нужно! Может… — начала было я, но осеклась, потому что мне на плечо опустилась рука короля и ощутимо сжала, оставляя едва ли не синяки, на что я застонала.

      — Я не хочу, чтобы она мучилась, — тяжело выдохнул Роберт. — Она этого не заслужила. Заган, убери Нозоми отсюда. Она уже насмотрелась смертей.

      — Ещё одна роли не сыграет.

      — Я не уйду, — подала голос я, игнорируя мрачную шутку Загана. Если это вообще можно было назвать шуткой.

      Советник покачал головой и положил ладонь на голову Кʼхари:

      — Спасибо, малыш. Спасибо за всё. Ты устала. Спи спокойно, — его меч между тем упёрся в грудную клетку гхоры. Животное что-то проворчало и закрыло глаза. Её хвост касался библиотекаря, и от этого складывалось впечатление, что она всё понимает, но просто не может ничего ответить.

      Я с трудом сдерживала желание выбить у Роберта оружие и запретить ему приближаться к гхоре, дать ей умереть спокойно, но я понимала, что агония может длиться часами. Долгая, мучительная. Такая же, как у людей, когда единственное, о чём мечтаешь, — это чтобы всё закончилось как можно быстрее. Но животное не сможет само покончить со своими мучениями.

      Роберт не колебался. Удар был точный и, вероятно, приносящий мгновенную смерть. Кʼхари умерла на выдохе, не издав ни звука, лишь её хвост дёрнулся и опустился.

      Мы молчали. Нам нечего было сказать друг другу.
 



Umnokisa

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться