День, когда ты не придешь

Размер шрифта: - +

2 от 14.01

Открылся пространству, чтобы отыскать тело. Тщетно. Кольнул переток энергии совсем рядом, Эрслоу, видимо, приготовилась к атаке. "Папа!", - будто ребенок позвал хранитель. Страх заставил забыть гордость. Почувствовал, как Эрслоу усмехнулась, а потом разум утонул в бессознательной пустоте.

***

Существа из поколения Джуны мало интересовались Эрслоу и почти ничего о ней не знали. Но о том, что хранительница мертвых душ не любит незваных гостей просто ходили легенды. Кто-то из ныне живущих, видимо, испытал это на себе. А сейчас настала очередь Джуны проверить слухи.

Услышав, как и положено части гармоничной пары, зов сына одновременно с Моруном, она сразу сообразила, что надо делать. Любыми средствами требовалось отвлечь Эрслоу от линчевания Черлинда, и в голову пришли два самых элементарных: потревожить дом и, если не поможет, побеспокоить оставленное в этом мире тело. Джуна не стала медлить, каждое мгновение могло обойтись ее мальчику слишком дорого.

Материализовалась в холле дома Эрслоу. Узком темном коридоре с низким потолком и ярким огоньком где-то вдалеке. Мгновение, и она перенеслась к источнику света, огромной слепящей лампе, мирно устроившийся на низком столе. Огляделась вокруг в поисках пристанища тела хозяйки дома, но увидела только три двери.

Не медля Джуна стала заглядывать в каждую по очереди. За первой дверью оказалась белая комната с неимоверно высоким стеклянным потолком и панорамным окном, выходящим на один из далеких миров. В западном углу помещения скрывался белый пенал, а посередине красовался высокий, такого же цвета, стол. Стульев не было. Тела Эрслоу тоже. Джуна фыркнула и перешла к следующей двери. Эрслоу не могла взять его с собой, значит, надо искать где-то здесь.

За другой дверью не было ничего. Не только предметов, но и следов какой-то материи или сущности - абсолютная пустота. Джуна тяжело проглотила слюну и поспешила захлопнуть этот вход в небытие. Бесследно спрятать свой маячок Эрслоу там не смогла бы.

За третьей дверью открывался длинный коридор с ярким светом в конце. Джуна выругалась и поспешила к нему. Прибежала и снова оказалась в помещении с тремя дверьми и лампой, мирно устроившейся на столе. Покачала головой, отдавая должное остроумию хозяйки дома. Развернулась и, переместившись к той двери, из которой вошла в коридор, открыла ее. Та вела в небольшую, освещенную тусклым светом комнату с одиноким креслом около занавешенного тяжелой шторой окна, и телом Эрслоу, безвольной тряпкой откинувшимся на спинку и один из подлокотников.

Джуна глубоко вдохнула, набираясь смелости, и схватила Эрслоу за руку. Прикосновения за пределами брачных игр хранители не жаловали, и рукопожатие должно было вызвать мгновенную реакцию. За спиной пробежал легкий ветерок, вероятно, кто-то из помощников Эрслоу встрепенулся оценить возможную угрозу, а после появилась и сама хозяйка.

Будто желая раздавить, сжала руку Джуны, впилась в ладонь острыми ноготками и пристально посмотрела гостье в глаза.

- Убирайся! - прорычала, сжимая сильнее и призывая силу умерших для заклинания.

Джуне показалось, что ладонь проткнули ржавыми гвоздями. Фыркнула и выдернула руку. Почувствовала, как невидимые сущности вытесняют ее куда-то за пределы дома Эрслоу: все вокруг вертелось в беспорядочном танце и двигалось в неизвестность. Исчезли все мысли, кроме одной - ее час не настал, значит, хозяйка дома не пойдет до конца.

Пришла в себя около ворот в сад хранительницы мертвых душ. Вздохнула и слабо улыбнулась. Самолюбие, конечно, пострадало, но дело сделано. Эрслоу здесь и вряд ли успела даже потрепать мальчика, а Черлинда домой должен привести отец. В конце концов сын звал именно его.

***

Черлинду пришло видение: они с отцом гуляют вдоль берега холодного глубокого озера. Он держит Моруна за руку. Мир вокруг, как всегда в детстве, еще не познан как следует, и оттого притягателен, но немного страшен. Отец предупреждает: прозрачная вода покоится в разломе гигантской скалы, постепенно войти нельзя - сразу глубоко. В ней плещутся блестящие рыбы, великое множество, и Черлинд, желая поймать за хвост хотя бы одну из них, поскальзывается и падает в озеро. Холод сковывает тело, конечности отказываются подчиняться, а где-то наверху уверенно и твердо зовет отец. Черлинд собирает силы в кулак и, преодолевая боль и страх, пытается плыть наверх.

- Черлинд, я здесь...- кричит он, и мальчик интенсивнее работает руками и ногами.

- Дай руку, сын, - приказывает Морун, и Черлинд протягивает ему трясущуюся ладонь. Хранитель хватает ее и тянет на себя, на воздух, туда, где тепло и можно дышать...

Черлинд зажмурился и вынырнул. Открыл глаза. Морун подмигнул и улыбнулся.

- Долго же пришлось звать тебя, сын, - добродушно упрекнул он.

- Я запутался, как по лабиринту ходил, - поспешил оправдаться Черлинд. Сел на кушетке и потер лицо ладонями.

- Хоть не зря рисковал? - Морун потрепал его шевелюру. - Мы с матерью очень волновались.

- Она пообещала...- Черлинд посмотрел на свои руки так, будто видит их в первый раз и довольно ухмыльнулся. - Отец, она сказала нужное, и я при этом остался жив! Поверь, все окупится сторицей!

Морун вздохнул и уселся на кушетку рядом с сыном.

- Думаю, осталось завершить еще немного. Выжить после того, как предъявишь ей его.

- Брось отец, - отмахнулся Черлинд, как в детстве облокачиваясь спиной на плечо родителя. - Не хуже меня знаешь, хранители просто не могут нарушать обещания данные себе подобным. Эрслоу живет долго и, подозреваю, давно использовала свое право нарушить одну клятву. Так что ей останется только сделать, что прошу, и все.

- Мне бы такую уверенность, - покачал головой Морун. - Пока от мыслей о твоей авантюре только волнения.

- Завтра все решится, - заверил его сын. - Пойду к ней утром и затребую своего.

- Пусть вечность поможет тебе вернуться от Эрслоу живым....- почти прошептал отец старое, но довольно сильное благословение.



Анна Пожарская

Отредактировано: 18.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться