День, когда ты не придешь

Размер шрифта: - +

2 от 17.01

***

Вечером совершенно неожиданно пригласили за Стол Предназначений. Оборвалась нить первого хранителя из поколения Джуны, и кто-то из молодежи должен был занять его место. Нельзя было оставлять нишу почившего без присмотра. Событие не так чтобы значимое для старых хранителей, но Джуне, видимо, хотелось посмотреть на своего младшего во взрослом теле и она потащила туда всю семью. Черлинд поначалу отнекивался, но потом согласился. В конце концов, помогли же родители в его авантюре, так почему бы не уступить им в малом?

Как бы это ни звучало Стол Предназначений был именно столом, правда, немного необычным. Похожая на огромную сцену амфитеатра каменная столешница имела форму многоугольника с гранями неравной длины, вдоль которых стояли стулья. Каждый хранитель занимал место согласно своему предназначению, выбранной им ниши. У каждой ниши был свой уровень энергии, не достигнув которого невозможно было сесть на соответствующий стул. А заняв чужое место, хранитель вызывал его хозяина на поединок, как бы давая понять: у меня достаточно сил вытеснить тебя вниз, докажи, что ты достоин. Обычный путь хранителя - наращивание энергии и постепенное перемещение к голове стола. К месту с тремя массивными креслами, не оставляющими сомнений в силе хозяев.

Когда Черлинд с родителями вошли в зал почти все присутствующие уже расселись. Рядом со столом остались стоят лишь хранители в теле учеников да те, кто создал свои тела недавно. На пустое место сесть никто не решился. С одной стороны, какие-то обязанности добавляли опыта и увеличивали энергию, а с другой, они обещали лишние поединки, тем более, когда речь шла о месте с самым низким порогом силы.

Мать, как самый сильный хранитель своего поколения, заняла одно из массивных кресел во главе стола, отец устроился на стуле рядом, а Черлинд внимательно посмотрел на собравшихся.

Хранители из поколения родителей волновали мало, там все было как раньше: те же великолепные тела, те же строгие взгляды. И чем ближе к креслу Джуны, тем тела прекраснее, а взоры строже... А вот сверстники будили нешуточный интерес. Уже сейчас Черлинд мог предсказать, с кем придется соперничать. Ката, девушка брата, создала безупречное тело. Судя по нему родители: третий и пятый хранители в поколении Джуны, наделили ее немалой силой. Державший ее за руку брат Черлинда, Нариф, ничем не уступал своей паре. Не отставал и Фаракут - сын седьмого и двенадцатого хранителей в иерархии, его тело смотрелось даже приятнее, чем у остальных. Черлинд прищурился, глядя на этих троих, он лишний раз убеждался, что лет через десять борьба за места за столом развернется нешуточная. Рядом были еще хранители, создавшие свои тела, но за ними Черлинд не улавливал значимого уровня энергии и сразу сбрасывал их со счетов.

Кто-то из незначительных юных решился и занял пустующее место. Других желающих не нашлось и хранители собрались было расходится по своим делам, когда в зал вошла Эрслоу.

Черлинд никогда не видел ее в теле, но ошибиться было невозможно, такой силы ни за кем из присутствующих не водилось. А по тому как всполошились за столом, можно было смело предположить, даже многие из поколения Джуны лицезреют вновь прибывшую в первый раз. Кто-то, из последних сил пытаясь сохранить достоинство, поспешил к выходу, кто-то без стеснения рассматривал совершенное тело хранительницы мертвых душ, а кто-то делал вид, что не замечает ее. Она, в свою очередь, не видела никого.

Черлинд не мог оторвать от нее глаз. Эрслоу была прекрасна. Красота ее казалась немного необычной, но лишь немного. Брюнетка с бледной, почти прозрачной кожей, она смотрела вокруг темно-фиолетовыми глазами и ухмылялась полными губами цвета спелой вишни. У нее были мягкие черты лица, стройная, немного приземистая, фигура с выверенными пропорциями. Одежда, как и у остальных хранителей в зале со Столом Предназначений, почти ничего не прикрывала, но нагота Эрслоу производила особое впечатление, она будила воображение и заставляла кровь быстрее бегать по жилам.

Черлинд почувствовал, как концентрирует энергию мать, как отец настраивается на волну супруги, чтобы прийти на помощь. Увидел, как брат отвлекся от Каты и тоже попытался дотянуться до силы. Нахмурился, но снова поймав взгляд Эрслоу понял, что она идет к нему.

Приблизилась одновременно с родителями. Оглядела его с головы до ног и ухмыльнулась:

- Это к тебе у меня должок? - поинтересовалась она низким обволакивающим голосом.

Черлинд тяжело проглотил слюну. Опустил глаза. Сейчас ее близость не будила желания, только страх.

- Завтра жду тебя со списком, юноша. Постарайся учесть все, чтобы потом не дописывать. И помни, я не люблю гостей, которые не прошли ворота сада.

- Как скажешь... - слегка поклонился Черлинд.

Эрслоу поморщилась и развернулась к выходу, давая понять, что разговор закончен. Шагала ногами, без каких-нибудь хранительских штук, размеренно и спокойно. Когда она скрылась из виду, Джуна вздохнула с облегчением. Черлинд усмехнулся и перенесся домой, прихватив родителей с собой.

Всю ночь они составляли список. Черлинд писал и писал, писал и писал. Пункт за пунктом, навык за навыком. Он был как нищий, добравшийся до золота, постоянно казалось, что металла мало. В списке было все: начиная от самых незначительных азов до важных, серьезных, доступных не всех хранителям действий. А еще там было много невероятного, того, о чем Черлинд слышал разве что в легендах, и кое-что нужное родителям, не ему. Перечитав уже утвержденный родственниками список на рассвете, сын Джуны добавил туда еще несколько пунктов. Марун, глянув мельком приписку, лишь покачал головой: Эрслоу будет проще прикончить Черлинда, чем выполнить обещание, но сын только рукой махнул: обойдется. Сегодня он ждал великого дня и старался не думать об исходящей от Эрслоу опасности.



Анна Пожарская

Отредактировано: 18.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться