День, когда ты не придешь

Размер шрифта: - +

4 от 06.02

***

Никому не заметной тенью Эрслоу проводила Черлинда до источника. Убедилась, что ученик дошел до нужного места и едва ощутимо поделилась силами. Пригодятся или нет сказать бы не взялась, но больше - не меньше, особенно когда речь идет о взрослом теле. Вернулась домой, зашла в белую комнату и долго смотрела из окна на город, стараясь унять волнение. Удивилась самой себе: вроде и знала паренька недавно, чуть меньше года, а беспокоилась будто он и впрямь свой, до одури близкий. Словно общаются полжизни, не меньше.

Ожидание тяготило. Эрслоу попыталась занять себя, но мыслями все равно тянулась к источнику и, в конце концов, плюнув на рутинные дела, решила сделать то, что следовало сделать, без преувеличения, тысячу лет назад. Собралась навестить Обитель нитей. Когда-то давно, она уже пыталась наведаться туда, но, постояв недолго у входа, так и не дерзнула просочиться в пещеру с полотном мироздания. Но раз уж Черлинд отправился за телом, ей тоже следовало совершить что-то необычное. Нельзя же было отставать от ученика.

Эрслоу потянулась мыслями к Дино, без хранительницы Обители нитей не вышло бы приблизиться к полотну, и убедившись, что та не занята ничем особенным, перенеслась прямиком к ней. Хранительница почувствовала постороннее присутствие и обернулась. Казалось Дино похудела и за время, что они не виделись. Ее еще красивое лицо осунулось, глаза приобрели лихорадочный блеск, а над носом четко обозначилась вертикальная морщинка.

- Хочу видеть нити, - без лишних прелюдий сообщила Эрслоу.

- Хорошо, - Дино удивленно вскинула бровь, - Я думала ты уже была в Обители.

- Постояла у входа, прочла надписи и не решилась, - призналась хранительница мертвых душ. - Пойдем?

- Пойдем... - Дино потерла рукой подбородок и пристально посмотрела на собеседницу. - Только имей ввиду, все выглядит вовсе не так красиво, как мы представляем.

- Многое в нашей жизни не так красиво, как мы представляем, - философски протянула Эрслоу и приказала: - Веди!

Дино шагнула сквозь пространство, уводя гостью за собой. Они очутились в длинном темном коридоре, с неровными каменными стенами. Сверху время от времени падали противные холодные капли. Эрслоу зажгла блуждающий огонь и принялась рассматривать все вокруг. За несколько тысяч лет этот коридор ничуть не изменился: те же угрожающие надписи на древнем языке, те же острые камни, торчащие отовсюду и тот же мерзкий звук капающей воды. Отчего-то вспомнилось, как ехидно ухмылялся тот давний хранитель Обители, когда Эрслоу отказалась подходить к полотну. Хранительница мертвых душ поежилась и махнула рукой: выражение лица этого типа, когда Гуру пришел забирать его жизнь, компенсировало те насмешки с лихвой.

- Как проходит свидание с уязвленным самолюбием? - шутливо поинтересовалась Дино не оглядываясь. - Нет желания разнести все к Вечности?

- Читаю предупреждения второй раз и снова начинаю бояться, - ухмыльнулась Эрслоу.

- Ты знаешь этот язык? - Дино оглянулась и удивленно уставилась на попутчицу. - Мне казалось он такой древний... Его, кажется, использовала вымершая еще до нашего появления цивилизация.

- Когда я была в твоем возрасте, - со значением ответила Эрслоу, давая хранительнице Обители нитей знак продолжать движение, - мы говорили на нем. А потом как-то постепенно, поколение за поколением, мы упрощали его, изменяли, подстраивали под ежедневные нужды, и в итоге получили тот, на котором говорим сейчас.

- А предназначения распределялись так же? - полюбопытствовала осмелевшая от такой откровенности Дино. - Места за столом?

- Да. Это осталось неизменным. Разве что такие как ты почти перестали появляться на поединках. Сильные все чаще довольствуются местом хранителя света и не вмешиваются в судьбу и смерть. Не рискуют.

Дино шумно вздохнула.

- Последние два поколения не беспокоили моего кресла. Чувствую себя перевозчиком, который возит и возит, возит и возит, он бы и рад отдать весло, да никто не берет.

Эрслоу только хмыкнула, припоминая, как тяжело Дино досталось ее предназначение. Неужели она не понимает, что не всякий решиться наблюдать за исполнением воли вечности, пусть даже и за вторую жизнь.

- Пришли, - Дино остановилась у входа в пещеру, широкому отверстию в скале, окруженному защитными надписями. Обернулась к Эрслоу, - Что здесь написано?

- Всякий случайный, кто решится войти сюда, оставит здесь свои силы, свои мечты и свою жизнь, - прочитала Эрслоу и, сделав глубокий вдох, шагнула.

По ушам ударил стон, привычный, но от этого не менее жуткий. Настолько явственный, что в этот раз Эрслоу захотелось присоединиться к нему: тоже отпустить свои силы и вывернуть себя наизнанку. Но так или иначе, порог она переступила. Души успокоились и хранительница смогла оглядеться. Они стояли в пещере, своды которой будто уходили в бесконечность. Яркий свет слепил. Едва уловимо пахло пылью и сушеным можжевельником. В мириадах ниш в стенах пещеры лежали клубки с разноцветными и разнородными нитями. Проходя через висящий в пространстве крючок нить тянулась к гигантскому, похожему на ткацкий станок, сооружению, чтобы образовать с другими единое пестрое полотно. Жутковатое, неровное, дисгармоничное.

Эрслоу отлично видела, где начиналось полотно, но сколько ни тянулась сознанием не видела его конца. Все терялось в вечности.

- Не трудись, - будто угадала ее мысли Дино. - Я много лет ищу другой край и не нахожу.

- В таком случае есть только один вариант, - усмехнулась Эрслоу. - скорее всего конец совпадает с началом.

- Может и так, - согласилась хранительница Обители. - Позже проверю твою теорию.

Гостья приблизилась к полотну и протянула к нему руку. Ткань как ткань, немного колючая, грубоватая... Задержала рукой одну из нитей и тут же что-то неведомое откинуло ее прочь. Вероятно кто-то из помощников Дино отогнал чересчур назойливого исследователя.



Анна Пожарская

Отредактировано: 18.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться