День, когда я просто был живым

Размер шрифта: - +

День, когда я просто был живым

День, когда я просто

был живым…

Небесный свет,

тогда был нежно-голубым…

День, когда смеялся

просто я…

Ты много значишь

для меня…

 

   Тихо и беззвучно поднимались и опускались языки пламени… Мусор тонул в них… коробки от человеческой еды, бумаги с заданием, которое не должны были увидеть наши враги, рубашка, испорченная во время первых дней похода… В этот раз я развёл настоящий огонь. Впервые решился за долгое время… Я смотрел, как медленно чернеют края вещей, как они съёживаются… палкой подтолкнул их друг к другу… И взметнулись, словно огненные мотыльки, словно светящиеся красные бабочки, обрывки догорающей бумаги… Взлетели, оторвались от земли… И стали медленно, кружась, возвращаться на землю… Возвращаться на землю… Им было куда возвращаться… Вот, мигнули, погасли, чёрными хлопьями слились с землёй в нежном поцелуе… и темнота поглотила их останки… останки красивых огненных бабочек и мотыльков… Прекрасное и красивое зрелище… Но, впрочем, зацепило меня не это…

   - Арсений, что-то ты нынче какой-то притихший, - Клод вырвал меня из раздумий.

   Ради такого дела он даже оторвался от переругивания с Аркадием.

   - Так… - неопределённо ответил я. – Мусор красиво горит… Как будто огненные бабочки взметнулись к небу, но, не рассчитав сил, упали на землю… и потухли… совсем… потухли…

   - Как-то зябко становится от твоего заунывного голоса, - проворчал Аркадий. Он поднялся с бревна и принялся ходить между нами и деревьями, впрочем, не выходя из жирно прочерченного на земле ромба.

   - Давайте вспомним что-нибудь весёлое, - почему-то Клод не стал меня подкалывать на этот раз, а, даже, как будто, пытался встряхнуть. - Арсений, какой день в твоей жизни был самым счастливым?

   Смотря на догорающее пламя, теперь превратившееся в огненных ползающих муравьёв, я вздохнул.

   - День, когда я просто был живым…

   На вопль Аркадия я даже не обернулся. Впрочем, уже следующая фраза черноволосого всё прояснила:

   - Не заходи за ромб, придурок!

   - Да бить-то по башке за что? Можно подумать, там волшебники за каждым кустом сидят и только и ждут, кровожадно усмехаясь!

   - Предосторожность, знаешь ли…

   - Ой, вот на том дереве сидит и зырится на нас Серж Кровавый! – тихо простонал светловолосый.

   От испуга Клод шарахнулся на костёр. А я… я выронил палку, отчего вверх взлетели последние кроваво-огненные мотыльки… Черноволосый едва успел зажмуриться и инстинктивно закрыться крыльями. И даже одной огненной мухой крыло подпалил. Он долго прыгал, рычал и вопил от боли… досталось всем по едкому словцу: и напарникам, и непричастным… И, кстати, у него загорелись штаны…

   Я запоздало окатил его водой, перемещённой из ближайшего ручья. Мокрый Клод посмотрел на меня злобным взглядом, потирая обожжённое крыло. А костёр погас… насовсем… Но…

   - Где Серж?! – проорал я, создавая на моей руке шар из концентрированного огня, - Где он сидит?

   - Ну, вообще-то, я пошутил, - осклабился Аркадий.

   И получил затрещину.

   - Если в лесу и оставались волшебники, которым неизвестно о местонахождении нашего отряда, то теперь они закончились! – возмутился Клод, - Перемещаемся и делаем новую стоянку. Живо! И не смейте выходить за границу ромба!

   Он даже забыл про повреждённое крыло.

   - Я закрыл нашу стоянку звуконепроницаемой магией, - я миролюбиво похлопал его по плечу, - Не переживай.

   - И всё же… - черноволосый накинулся на шутника, - Ты спятил так шутить? У меня едва сердце не остановилось!

   - Воин называется, - осклабился тот, показывая клыки.

   - Но это… это уже слишком! – Клод кипел от возмущения, - Мало тебе известных вражеских имён?! Зачем было поминать именно Сержа?

   - А что это нашего Арсения так перекосило? – попытался вывернуться с неприятной темы светловолосый.

   Они впились в меня взглядами.

   - Арсений, тебе плохо? Что с тобой? – взволнованно уточнил Клод, - На тебе лица нет! – и отвесил затрещину вруну, - Не поминай имя Сержа! Не поминай его, придурок! Тем более, не поминай Сержа, когда нет настоящей тревоги!

   - Да я просто пошутил… - возмутился тот, потирая ушибленное место, - Уж и пошутить нельзя? И вообще, это была учебная паника, для тренировки боевых навыков! И имя Сержа для этого вполне подходит… Арсений… что с тобой?



Елена Свительская

Отредактировано: 30.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться