День ребёнка и дракона

Размер шрифта: - +

4. Потеря

Лондон нового, окутанного дымом и паровыми технологиями, века был настолько перекрыт железными путями, что напоминал огромный праздничный торт, который гостям разрешили самим поделить; взять по такому кусочку, какой они сами захотят. Впрочем, если порядочная хозяйка точно знает, сколько чего она кладёт в торт, то абсолютно рядовой чиновник понятия не имел, сколько километров железок они проложили.

Но Чангу казалось, что этих километров было очень, очень много. Равно как и километров в очереди, которую они с «королём драконов» заняли несколько минут назад. Ярмарка не терпела опоздавших и не была к ним склонна. Тем более если вы опаздываете на один из новейших аттракционов. 

– Всё-таки я недооценивал то, что ты мне сказал. Кажется, ты и впрямь решил поднять меня в воздух, – взгляд Дрейка скользнул на огромное колесо. Оно поражало своим размером и, наверное, терялось где-то в дымных облаках. Уже испытавшие этот аттракцион люди поговаривали, что видели весь Лондон будто на ладони. Будто птица, поднявшаяся в небо. Именно это младший Ки и хотел донести до своего нового друга.

– Да! Я же обещал. А обещания свои нужно выполнять! Меня так папа учил. И дедушка, – он обратил свой взор туда же. Колесо и впрямь было настоящим, неповторимым достижением местных инженеров. – Я слышал, что Око Лондона – то, что тебе нужно. Я не могу дать тебе крылья. Но я могу дать тебе высоту и ощущение полёта.

– Твои папа и дедушка учили тебя правильно. Думаю, из тебя получится хороший человек, если ты и дальше будешь следовать их советам, – Грин улыбнулся слегка скованно, но улыбка была искренней. – Честно говоря, не могу дождаться, когда смогу залезть в эту круглую штуку и взглянуть на облака и город.

– Кабина. Это называется кабина, – с видом самого умного в мире учёного, исправил друга Ки.

– К сожалению, в библиотеке Мистера Один-Час мало книг о машиностроении, поэтому я в этом плох. Весьма плох, – с неким огорчением проговорил дракон. Он кинул мимолётный взгляд на карман пиджака Чангмина. Оттуда виднелись два маленьких, желтоватых и слегка загнутых уголка. – Ты и сюда притащил свои рисунки?

– Д-да, но это в общем-то… набросок. Мой первый набросок такого характера. Я, знаешь ли, никогда не рисовал подобного. Для меня это первый опыт, – Чанг стыдливо прикусил губу, и, достав набросок из кармана, протянул его мужчине. – Возьми. Я дарю его тебе.

– Спасибо, – Дрейк стал рассматривать две бумажки, так неуклюже склеенные каким-то дешёвым клеем, который готов был вот-вот отступить от своих клейких обязанностей. Но сам эскиз не был таким безнадёжным. В центре композиции, на удобном кресле с викторианской накидкой и искусно вырезанными рукоятями, расположился сам дракон. Один его глаз прикрывал круглый, с тиснением циферблата на стекле, монокль. В своих когтистых руках он держал толстую, под пять сотен страниц, книгу. Она была нарисована таким образом, что зритель полностью мог увидеть её название – «Как стать человеком». Крылья же развивались где-то позади.

– Тебе нравится? Тебе понравилась моя первая попытка? – в ожидании явно положительного ответа, младший Ки уверенно посмотрел на дракона. – Ты оставишь это себе?

– Нет, я не оставлю это себе, – покачал головой мужчина.

– Почему? – обиженно, будто маленький ребёнок, протянул Ки. – Неужели, моя работа настолько плоха? Я показал её Мистеру Один-Час и он сказал, что она хороша. Видимо, он соврал, чтобы я быстрее от него отстал…

– Если я возьму эту работу себе, то она не станет лучше. Я буду смотреть на эскиз. А я хочу, чтобы именно этот эскиз стал картиной. Сомневаюсь, что если эта работа будет у меня, ты сможешь работать над ней.

– Ура! – от обиды не осталось и следа. 

Они ещё некоторое время общались, говорили на самые-самые разные темы. Чангмин не переставал смотреть на те крылья из пуха, железа и бумаги, которыми он прикрыл настоящий летательный аппарат друга. При этом он, конечно же, не мог остановиться, нахваливая своё мастерство. И Дрейк Грин поддерживал его. Просто потому, что ему было хорошо рядом с этим мальчиком. Он никогда не мог представить, что с человеком ему будет так хорошо. Он никогда не представлял, что вообще может быть так хорошо. С этим творческим, местами гениальным, иногда непонятным и таким по-детски наивным мальчиком, он забывал о том, как сильно хочет в полёт. Кто знает: возможно, птица отдаст свои крылья ради того, чтобы лишь прыгать по земле?

Окно в кабине было огромным и не застеклённым. Живой вид ничто не могло омрачить. Дракон вплотную подошел к краю, держась за него и всматриваясь в величественные, заполненные дымом дали. Затем он раскинул руки, представляя, будто медленно набирает высоту. Затем единственный взмах крыльев за спиной – и он направляется к цели, ощущая всю сладость полёта. Его голова легка, словно перо колибри, а в мыслях нет ничего. Даже Чанг остался сидеть на скамье, наблюдая скорее не за видом Лондона, а за новым другом. Дрейк Грин был счастлив, что смог хотя бы частично исполнить свою мечту. Ки Чангмин был счастлив от того, что был счастлив Дрейк Грин.

– Нам пора выходить, – грёзы дракона испарились, как только он услышал голос парнишки. И впрямь: через несколько секунд их кабинка оказалась бы на земле. Стоило позаботиться о том, что нужно двигаться к дверце. Как же сложно расстаться с тем, что тебе так нравится.

– Можешь пойти вон к той палатке. Я пока что отойду. Если что – встретимся около столба с лентами. Ну, того, который около входа, – дал ценные указания молодой художник, с которыми дракон с радостью согласился.

Как только новый друг скрылся в толпе, кто-то схватил дракона за руку. Эта хватка была цепкой и чувствовалась даже сквозь перчатку. На секунду мужчина испугался. Он был в толпе и было сложно понять, кто это и что ему нужно. Крис слышал о ворах, но сам с ними никогда не встречался.



Рина Белолис

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться