День рождения ведьмы

Размер шрифта: - +

Глава 9 Не пей бензин натощак

– Старая... облезлая... земляная... гусеница! – с чувством проговорил огненный Тат, провожая улетающих глазами и невольно стискивая пальцы на рукояти меча.

– Не подобает воину охраны Великого Водного Дракона позволять себе непочтительные высказывания в адрес Великого Земляного! – строго нахмурился воздушный Шен.

– Заткни поддувало! – обронил Тат. Мелкие искры пробегали по его волосам, плясали на кончиках пальцев, выдавая переполняющее его раздражение. – Как ты терпишь этого вонючего земляного червяка, Айт?

– Это моя работа, – нейтрально произнес Айт.

Шен нахмурился еще больше. Но прежде чем он успел разразиться речью, как именно солдатам охраны Великого Дракона подобает разговаривать с самим Великим Драконом, огненный Тат вдруг расплылся в улыбке, оглядел очистившееся небо боя, по которому сейчас шныряли только сгоняющие в кучу уцелевших аспидов воздушники, и выпалил:

– А моя работа, сдается, закончилась? Пойду с ребятами переговорю! Расскажу им, как я сделал этого человеческого ублюдка с пистолетом! – и не дожидаясь ответа, шагнул вперед, явно собираясь перекинуться и взмыть в воздух.

– Стоять! – ледяной, как айсберг, голос Айта точно приморозил огненного к месту.

– Змей огненной стихии Татзльвум Ка Рийо, будьте любезны заняться своими обязанностями! – тихо, но очень внятно прорычал Айт.

Огненный дернулся, будто осаженный поводьями аспид, на миг вытянулся, как на параде... но тут же по лицу его пробежала гримаса раздражения, а клубящиеся вокруг искры заплясали сильнее.

– Передо мной-то Повелителя не корчь, Айт! – едва слышно, будто шелест огня на углях, выдохнул Тат. – Я все-таки твой старший брат!

– А я – твой командующий! – шорохом лесного ручья во мхах отозвался Айт. Покосился на Шена – воздушный старательно делал вид, что он глухой, тупой и вообще его здесь нет! – И пока это так, ты не будешь пить смолу! – еще тише, почти неслышно, закончил Айт. И под взглядом его холодных и серых, как северные озера, глаз искры вокруг Тата начали с шипением гаснуть, будто водой плеснули.

– Да чего там... По чуть-чуть... За победу... – пробормотал наконец Тат. Взгляд Айта стал еще холоднее, и Тат опустил голову, разглядывая носки собственных сапог. – Я на самом деле и не собирался... Смола, скажешь еще... Зачем мне эта пакость? – и бросил на брата быстрый вороватый взгляд.

Айт разглядывал потупившегося, как нашкодивший змееныш, старшего брата, и на лице у него была написана безнадежность.

– Уточните полные списки погибших, выясните у знахарей состояние раненых и можете быть свободны! – официально обронил он.

– Да ладно тебе, Айт, не переживай, совсем немного-то погибло! И раненые оклемаются, – с абсолютной уверенностью объявил Тат, – от его раздражения не осталось и следа, теперь он лучился восторженной радостью годовалого дракончика. – Зато какая победа!

На сей раз даже разозленный Шен невольно кивнул в знак согласия. Айт лишь грустно усмехнулся. Воздух развеивает свои беды по ветру, огонь пускает пеплом, а вода... вода помнит. Вода никогда и ничего не забывает. И каждый из погибших сегодня останется в его памяти навсегда.

– Я быстро! – заторопился Тат и, не дожидаясь ответа, взмыл в воздух, преображаясь одновременно со взлетом.

– Я всегда был против того, чтобы в охрану брали прямых родичей, – демонстративно не глядя в сторону Айта, сухо, как ветер над пустыней, прошелестел Шен. – Они становятся слишком фамильярны. Если бы не некоторые... особенности внешности Татзльвума Ка Рийо в его человеческом облике... я бы настаивал на его переводе из охраны господина в действующее войско!

– Он такой же сын Матери-Табити, как и я! – укоряюще обронил Айт. Стремительно, будто сполох света, Тат сперва возник рядом с собирающими погибших сородичами, а потом унесся в сторону наспех организованного лазарета.

– Все мы ее сыновья, в большей или меньшей степени! – пробурчал неукротимый Шен и торопливо добавил: – Да будет милость ее к нам бесконечна, как и ее любовь!

– Да будет! – откликнулся Айт. – Мне нужно взглянуть на человеческую деревню. На то, что от нее осталось, – исправился он.

Очертания человеческих тел поплыли, и два дракона – стремительно, как стриж, чиркающий крыльями воздушный и плавно изгибающийся, будто плывущий, водный – полетели под небом недавней битвы. Земля внизу курилась дымом, идущим от черных проплешин, от сочной травы остались редкие островки, вокруг потемневших от драконьего жара камней еще порхали липкие хлопья золы. Таяли, растекаясь водой, ледяные круги, оставшиеся после ударов водных драконов.

– Надо будет провести стрельбы – часто еще мажут... – разглядывая отметины, недовольно дернул хвостом Айт.

Змеи поднялись выше, перемахивая через созданные Грэйл Глаурунгом вулканы, за которыми погибла треть вражеского войска. Тут было еще страшнее. Сплошной слой серого пепла покрывал землю, кое-где, неприятно напоминая издыхающих змей, шевелились ручьи лавы. Скелеты сожженных аспидов и их наездников возвышались беспорядочными грудами костей, перемешанных с обломками расплавленной брони. Легкий ветер шевелил тучи пепла, как хозяйка кочергой в камине, и гонял по выжженному полю яркое, как цветная мозаика, крыло аспида. Одно только крыло.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться