День рождения ведьмы

Размер шрифта: - +

Глава 12 Куда податься попаданцу?

Куда податься попаданцу?

– Он же врет, Шен? – требовательно спросил Тат. – Он сам из наемников Прикованного, он сам...

– Нет, – обронил Шен. – Не врет. Все правда.

В человеческом мире есть детектор лжи. В Ирие есть кое-что получше – воздушные драконы. Можно обмануть кучку металла и электродов, но нельзя обмануть воздух. Он иначе трепещет у губ, по-другому откликается на взмах ресниц, когда лжешь. Потому никому и в голову не придет оспорить вердикт воздушного.

– Тогда полная чешуйня получается! Не Ирий, а проходная пещера! – растерянно пробормотал Тат.

– Вот оно дело-то какое! По пьяни парень к нам попал! – заключил дядька Гнат – и вновь в его голосе промелькнули нотки сочувствия. – А давайте, господин Змей, я его на деревне оставлю – все же таки з мира наших предков прийшов! Для початку щось просте робыть будет – огород полоть, воду таскать, а там, глядишь, и навчыться...

– Огород? Воду? – Жорик аж подпрыгнул. – Меня родительский огород на даче задолбал, чтоб я еще в другом мире клятые грядки полол?

Дядька Гнат поглядел недобро: несмотря на опасности приграничья и риск попасть под очередную атаку Прикованного, в богатую, да еще и облеченную особым доверием царствующих змеев деревню стремились многие. Разрешение поставить хату дядька Гнат давал не всем: лучшим воинам, необходимым в приграничье, оборотистым торговцам, способным сладить с ушлыми жителями человеческого мира, еще хозяйственных привечал. А тут лайдаку такое предложение сделали – считай, ни за что! – а он кочевряжится.

– Огород не нравится, до города подавайся, – буркнул дядька. А куда еще идти бездельникам? – К сапожникам там, или пекарям, или даже кузнецам... Та кому завгодно! Плату внесешь, они тебя в ученики возьмут, лет пять повчишься, будешь з ремеслом.

– Платить за то, чтоб стать сапожником? – возмутился Жорик. – У нас в таких ПТУ еще и стипендию дают! Деньги!

– То спробуй в Змеевы Пещеры податься, в войско, – устало предложил дядька – собеседник ему надоел. – Покажешь тамошнему воеводе, що умеешь: ежели военному делу обучен, возьмет он тебя. Що правда, переборчивый, змеев сын, навить в юнаки – молодшу дружину – тилькы найкращих берет. – Дядька с сомнением поглядел на парня.

– Никто, – твердо ответил тот. – Никто не станет сперва учиться, чтоб потом тебя в армию загребли! Загребли – пусть сами и учат!

– Ежели у вас такый мир, що за науку, з якои ты потим житы будешь та гроши заробляты, навить платить не треба – задарма дают та ще и приплачуют – навищо ж ты сюды поперся? – взорвался дядька.

– А сами? – огрызнулся попаданец.

– Так у дедов-прадедов наших в граде Китеже орда татарская под стенами стояла! – гаркнул дядька. – Всех бы повырезали, кабы мы волхва не привечали, а тот старого змея—хозяина наших мест дозвався! Змей Китеж озером накрыл, а людей всех на Ирийскую сторону вывел!

– Националист ты, мужик! – осуждающе выдал Жорик. – Чем тебя татары не устраивают?

– Ой, трымайте мэнэ, бо не знаю, чим вин мэнэ назвав, але ж я його зараз вбью! – заорал дядька Гнат, и в него немедленно вцепились жена и дочь.

– Всем молчать, – негромко обронил Айт.

И все замолчали. И замерли, будто их заморозили. И сам Айт снова застыл, остановившимся взглядом уставившись перед собой – получалось, что прямо на оранжевого дракона. Оранжевый обливался горячим потом, но стоял по стойке смирно – крылья по швам, хвост в струнку – и не осмеливался даже моргнуть.

Айт глубоко вздохнул, так что из ноздрей его человеческого носа вырвались две струи кипящего пара – и отмер. Его глаза перестали походить на голубые льдинки. Живым, но очень недовольным взглядом он одарил селян:

– Дядька Гнат, вы решили, что обратно в человеческий мир попали? Ждете, что вам не только жизни спасут, но и деревню отстроят?

– Так-так-так, господин Змей, идем-идем-идем! – старостиха немедленно ухватила мужа за рукав и поволокла прочь.

– А як же ж... – дочка потянулась то ли к попаданцу, то ли к Айту.

– Мясным взваром статы хочешь? Не бачишь, господин Змей ось-ось разгневается – вскипятыть! – и подгоняя фартуком, погнала деваху прочь. За ними гуськом потянулись односельчане, только девушки все оглядывались, оглядывались...

Айт подождал, пока селяне отойдут подальше, и повернулся к змеям:

– Доложите о проступке головным драконам своих десяток – и что я вас поймал тоже, – холодно обронил он.

Над уцелевшим лесом разнесся дружный драконий стон. За бензин десятники им бы и так хвосты с шеями завязали, а уж за то, что опозорились перед командующим, Великим Водным, что привел их к победе и сделал героями...

– Нашей чешуей вымостят плац, а потом заставят мыть его языками! – простонал оранжевый.

– Или сперва заставят, а потом вымостят, – безнадежно откликнулся ярко-алый змей.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться