Деревенские легенды. Проделки кикиморы болотной.

Размер шрифта: - +

Деревенские легенды. Проделки кикиморы болотной.

Привезли как-то раз летом в огород к бабе Зое целый кузов чернозема. Опорожнил самосвал кузов и уехал, оставив целую гору земли. Торф жители Волосницы нередко использовали в качестве удобрения, сверху на грядки раскидывали и перекапывали по возможности. Подарок такой бабе Зое сделала дочка Нина, приехавшая вместе с мужем на время летнего отпуска.

Домовой - Древич и полевик – Копытыч все это время сидели на крыше соседнего дома и наблюдали за разгрузкой.

- Молодцы, чего тут скажешь, - расхваливал хозяев огорода полевик, - землю, чтобы она плодородной была, удобрять нужно. Ведь в земледелии не только брать, но и отдавать требуется.

- Да, - согласился домовой, - хорошо, что Нинка в гости приехала. Сейчас они с мужем огород быстро в порядок приведут. Баба Зоя у нас жаловаться не привыкла, но последнее время что-то здоровье ее подводить начало. Не хватает уже сил хозяйство такое одной содержать.

Дождавшись, когда самосвал уедет, полевик спрыгнул с крыши дома и поскакал на своих двух копытцах в сторону кучи торфа, весело виляя хвостом. Загребая когтистыми лапами, вскоре скрылся полевик под землей. Появился только через минуту на самой вершине земляной горки.

- Эй, Древич, - крикнул он домовому, выковыривая торф из своих обвисших телячьих ушей, - иди сюда! Земелька тепленькая, приятненькая. Правда немного болотцем попахивает, ну да это ничего, - отмахнулся полевик, - главное, что пиявок нет.

- Не, спасибо, - вежливо отказался домовой, - я только вчера в бане был, не хотелось бы опять замараться.

- Зря это ты, - ответил Копытыч, все еще сидящий по пояс в земле, - грязевые ванны, между прочим, омолаживают. А то вон посмотри на себя: сединой оброс, под глазами мешки да морщины, весь исхудал, совсем старенький стал!

- Ну, мне и годков то уже не мало, - возразил Древич, - не первую сотню лет живу.

- Ой! Это кто меня щекотит? – вдруг захихикал Копытыч, - ну перестань, не щекотись! – полевик попытался отбрыкнуться копытом и вылезти из норы, но ничего не получилось.

- Копытыч, все в порядке? – крикнул Древич, начиная переживать за друга.

- Да, все хорошо, сейчас приду, - заверил Копытыч и вновь попытался вылезти, но не тут-то было, - ой! – закричал полевик, когда кто-то резко потянул его под землю, - что-то мне это не нравится уже, – заявил он, - Древич выручай!

- Сейчас-сейчас, - крикнул домовой, спрыгнув с крыши, - ты только держись там!

- Ай! Древич давай быстрей, убивают! – заверещал полевик и скрылся под землей.

Еле успел Древич полевика за лапу когтистую схватить, и потянуть на себя что есть сил. Вначале рожки небольшие из-под земли показались, а затем и голова. Вдохнул полевик воздуха поглубже, и с новыми силами лягаться начал. Наконец ослабла хватка чудища невиданного, и вытянул домовой Копытыча на свет божий. Услышали они глубоко в земле обиженное рычание, после чего вылезла из норы у самого основания горы кикимора болотная и со всех лап побежала в лес. Видимо вместе с торфом ее с болот привезли.

Размером кикимора была чуть больше кошки. Кожа у нее гладкая, зеленая, как у лягушки. На руках когти, на ногах перепонки, голова почти человеческая, только чуть вытянута, и клыки торчат изо рта.

- Мда, это, пожалуй, похуже пиявок будет, - заметил полевик, глядя в след убегающей кикиморы.

- Думаешь, вернется? – запереживал Древич.

- Спрашиваешь еще! – хмыкнул Копытыч, - они же кроме как людям вредничать больше ничего не умеют, этой же ночью обратно прибежит, жди в гости.

- Эээ, нет, нам таких гостей здесь не надо, - отвечал домовой, - надо бы ее как-то изловить срочно, пока дел не натворила.

- Это уже лешего нужно звать, - предложил Копытыч, - он у нас в охотничьих делах знаток.

- Давай так, - решил Древич, - ты за Шатуном в лес сходишь, а я пока баньку растоплю, уж больно вымазались мы в земле. Пока паримся, как раз придумаем, что с кикиморой делать.

Так и поступили. На улице уже вечерело, когда Копытыч с Шатуном к Древичу в баньку пришли. С домового к тому времени уже седьмой пот сошел. Температура в парилке была выше некуда. Комнату заполнил густой пар, от которого приятно пахло дубовым веником. На стенах зрели капельки воды, а в углу шипели раскаленные камни.

- Ну, наконец-то пришли, - сказал Древич, разгоняя рукой пар и одновременно здороваясь.

- Фух, - выдохнул Шатун, - духота какая.

- Не «фух», а русская баня, - поправил лешего домовой, - давай приобщайся, здоровее будешь. Я пока за вениками пойду дубовыми, попарю вас, как следует. Устраивайтесь удобнее, - сказал Древич и, пошатываясь, направился к выходу.

- Слышь, - толкнул Копытыч лешего, когда Древич вышел за дверь, - а домовой то кажись того, перегрелся.

- Да я всегда это знал, - ответил Шатун, откусывая земляничное мыло.

- Что это у тебя такое вкусное? – облизываясь, спросил полевик.

- Не знаю, - беззаботно ответил Шатун, - пряник какой-то земляничный. Вон там, на полке лежал, - сказал он, указав в угол, где висел небольшой шкафчик для банных принадлежностей.



Виктор Анохин

Отредактировано: 21.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: