Деревянная пешка

Размер шрифта: - +

Глава 7

Следующим вечером я снова угощала девчонок конфетами, и вновь были задушевные разговоры, правда, всего на полчаса. Потом их сморило, а я тщательно заперлась изнутри, предварительно поставив оповещательный маячок в начале коридора. Такие вещи давались мне сложно и были энергозатратны, но волей-неволей им тоже приходилось учиться.

Уселась на кровать, достала все необходимое и блокнот с разработками. То, что я собиралась сделать, было и рискованным, и необычным. До подобного амулета мой изобретательный ум дошел не сразу. Я уже говорила: у нас, магов, способности распределяются неоднородно и зависят не только от силы, но и от качеств. Мне достались великолепные способности менталиста и эмпата; как их отблеск – неплохие способности артефактора (зачаровывателя); я могла лечить, но слабо; и при большом напряжении, думаю, смогла бы выдавить из себя какое-нибудь боевое заклинание или сгусток чистой силы. Это не мое направление. Так же не моим направлением были иллюзии. Сейчас мне нужен был амулет абсолютной невидимости или что-то очень близкое к нему, такое способен сделать артефактор в союзе с иллюзионистом. А у меня нет под боком иллюзиониста. Так что… приходится работать с тем, что имеем. С талантом менталиста.

В одной из книг, посвященных разбору ауры, я наткнулась на интересное замечание по поводу субъективности восприятия всего в этом мире. Далее указывались причины, от чисто физиологических до причуд восприятия. Например, наш глаз устроен так, что есть область на сетчатке (слепое пятно), которой мы ничего не видим. Есть некая грань реальности, которая постоянно выпадает из области нашего внимания. Мы всегда не видим какой-то кусочек мира. Мне нужно четко его локализовать, затем увеличить и сделать так, чтобы амулет искажал восприятие меня и проецировал меня именно туда, в ту область видения человеком реальности, которую он по факту не отслеживает. Правда, учитывая, что воздействовать я буду именно на глаз, причем на глаз человека, меня всегда можно будет почувствовать – запах, ощущение тепла, тактильные контакты. Ну и животных, конечно же, это тоже не коснется. И еще, я думаю, люди с тренированным вниманием и умением очень хорошо концентрироваться меня тоже смогут и почувствовать, и отследить, и даже увидеть, если зададутся целью. Но, как правило, такими людьми были либо маги, либо кто-нибудь, принадлежащий к тайной полиции или разведке. Не думаю, что встречу их в коридорах монастыря. По крайней мере, не в этой части.

Я провозилась до рассвета. На следующий день с замиранием сердца надела амулет в коридоре и догнала девчонок. Они не обратили на меня внимания, более того, оглядывались, искали и ругали за отсутствие. Скрылась за поворотом и догнала их уже без маскировки. Внешне артефакт выглядел очень просто: серебряная булавка, несколько бриллиантов, плохо обработанных и тусклых – то, что надо. На такую никто не обратит внимания. Эксперимент удался. Я дождалась выходных, получила ключи и на ближайшие дни запланировала первый поход в библиотеку во плоти.

Олег написал, что переехал, что все нормально и ищут его не слишком активно. Это успокаивало. Не знаю, что наболтал инквизиторам отец этой Матильды, но хочется верить, что не много. 

Вечером, усыпив девчонок и сделав вид, что ложусь спать сама, встала около двух часов ночи, оделась, взяла сумку и крадучись отправилась навстречу приключениям. Три двери, как и планировалось, я прошла без каких-либо проблем. Сердце колотилось как сумасшедшее. Зря не выпила успокоительного. Булавка действовала на восприятие меня другими, но, если буду нервничать слишком сильно, могут заметить, потому что мой фон – и аурический, и эмоциональный – станет слишком сильно колебать пространство. Будет вызывать ощущение сильного несоответствия между тем, что видит глаз, и тем, что ощущает тело. Ладно. В следующий раз буду умнее. Дошла до четвертой двери, разминувшись с несколькими монахами. Здесь был встроен специальный механизм: не ключ, но тайный способ пробраться внутрь. Я увидела однажды, как высокий, стройный мужчина, не похожий на монаха, спускался в нужную мне часть библиотеки, и внимательно запомнила все, что он делал. Нашла в стене нужные желоба и камни, надавила, постучала – дверь бесшумно открылась. Я вошла, закрыла ее за собой и так же миновала последнее препятствие в виде замаскированного под стену прохода. Прошла несколько коридоров, заполненных стеллажами. Было темно, но для магического зрения свет не нужен, так что ориентировалась я неплохо. Дошла до нужных мне стеллажей, вытащила несколько книг.  Сконцентрировалась, нырнула в магическую библиотеку, замерла сознанием у конторки и позвала:

– Эмиссар?

Женщина соткалась из воздуха рядом со мной.

– Я в хранилище книг в монастыре. Сижу на полу, рядом со мной – те книги, что ты просила найти. Действуй. 

Она кивнула, сделала шаг ко мне, а потом еще один – в меня. Странное чувство: я ощущала наполненность, тяжесть и при этом чувствовала, что не могу вернуться в тело. Так бывает, когда пытаешься что-то вспомнить или ловишь ускользающую мысль. Мне было тревожно, читать не получалось, так что я просто бесцельно бродила среди полок с книгами. Где-то спустя полчаса чувство тяжести исчезло, а напротив меня снова появилась эмиссар.

– Я успела скопировать четыре книги. Туда кто-то идет.

Я нервно дернулась, вернулась в себя, в темноте осторожно поставила книги на прежнее место и прошла к большому перекрестку книжных шкафов. В подвал спустились двое, они прошли мимо меня, затаившейся недалеко от входа, я проскользнула у них за спиной, успев проскочить в закрывающуюся дверь. Ноги дрожали, по ощущениям сейчас было часов пять утра. Кому же это так плохо спится?! Почти бегом добежала до нашей кельи, разделась, повалилась на кровать. Да… Тяжело быть шпионом, и карьера вора меня тоже точно не прельщает.



Ева Сильф

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться