Деревянная пешка

Размер шрифта: - +

Глава 9

К празднику Рысь уже пришел в себя: начал есть, поднимал голову, шевелил лапами, но встать у него еще не получалось, чему я была рада. Лучше под присмотром пусть это делает. Хотя бы будет понятно, чего ожидать.

Мы оделись в чистые светлые платья и легкие плащи, защищающие от осеннего ветра, и отправились в центральную часть города, в огромный и прекрасный храм, построенный более семисот лет назад. И, насколько мне было известно, не без участия магов.

Белые стены были покрыты затейливой золотой росписью, голубой с золотом знак Единого встречал на воротах и на центральном фасаде. Внутри уже толпилась тьма народу, служба должна была начаться с минуты на минуту, мы смешались с прихожанами. Встали у стеночки и приготовились терпеть пытку теснотой, духотой и скукой. На торжественном возвышении вокруг алтаря столпились представители разных церковных чинов. Патриарх в пурпуре и золоте произносил речь, смысл которой терялся в отражении эха, повторявшего каждое его слово. Рядом с ним стояло два архиепископа, чуть ниже — епископы, и неподалеку — мужчина в одеянии церковном, но каком-то непривычном для моего зрения. Во-первых, он был в белом, во-вторых, его чин в иерархии был скрыт, никаких отличительных знаков. Я даже придвинулась ближе, чтобы внимательнее его рассмотреть. Тут патриарх дал знак, и служба началась. Тот мужчина в белом подошел к патриарху и стал помогать ему проводить обряд. Все как всегда: зажигались свечи, читались отрывки из священных книг, подпевал хор, время от времени паства на едином дыхании творила знак Создателя и склонялась, повторяя слова молитв и песнопений. Да, все как всегда, но тогда почему же меня колотит, словно в приступе лихорадки, и по телу пробегают волны, сбивающие с ног? Разум куда-то уплывал, и мне хотелось встать на колени и кланяться, кланяться, кланяться… Только последним усилием воли я заставляла себя стоять и не выделяться. Затем переключилась на магическое зрение и снова задрожала всем телом. Величие происходящего не укладывалось в рамки моего восприятия.

Даже в детстве и юности я не была слишком религиозна. Меня пугали адом и демонами, уговаривая быть хорошей девочкой, и я учила наизусть молитвы и слушала проповеди. Иногда я чувствовала волну вдохновения в ответ на какие-то слова священника, но в остальном мне было скучно. И я, признаться, не совсем понимала, зачем это все? Разве только затем, чтобы заставить нас быть послушными.

А здесь… Под самым куполом я увидела ослепительный золотисто-белый шар, от него веяло жаром и свежестью одновременно, волнами расходился свет, заставляя сиять все пространство храма. От этого шара отделился плотный луч света, он был похож на святящуюся птицу или звезду размером с арбуз и опустился на голову того самого монаха в белом. Мужчина оказался весь окутан светом, особенно же — голова и руки. Не удержавшись, я потянулась к этой красоте и силе и едва коснулась сознанием золотистых лучей, как не выдержала и все-таки упала на колени. Благо, теперь я была не одна. Вокруг с неистовым фанатизмом молились и кланялись люди. Меня согнуло, голова пылала, тело словно исчезло, вместо него было облако, которое заполняла новая энергия.

— Создатель, Создатель, Создатель, — не осознавая, что делаю, шептала я.

На какое-то время мир перестал существовать. Была я — я такая, какой я себя еще никогда не чувствовала. Был свет, потоком льющийся сверху вниз, и ощущение, словно этот свет меняет что-то во мне, и эти изменения — во благо. 

— Яра, — шепот, кажется, это Кристи. Мне было очень хорошо, мне не хотелось покидать обитель света и тепла, я чувствовала, что именно здесь мое истинное место, именно сейчас я настоящая, — Яра?

С трудом я открыла глаза, сфокусировала их на Кристофе, та испуганно смотрела на меня:

— Яра, с тобой все в порядке? Ты не устала?

— Устала? — я с удивлением покосилась на нее, разогнула тело, все это время я практически лежала на коленях, уткнувшись лбом в ладони, сложенные на полу, — рано еще уставать. Служба же только началась.

— Служба уже три часа идет, — беспокойство в голосе Кристи стало сильнее в разы, — я волнуюсь. Ты упала, как подкошенная, и не откликалась очень долго.

— Три часа?! — шепотом воскликнула я. Встала, подняла глаза на возвышение. Так и есть. Лучи солнца уже падали из других окон, и свет изменился. Больше не было шара, но храм по-прежнему словно облако заполняла эта чудесная энергия. Я не знала, что это, но никогда не чувствовала более сильной и светлой магии. Патриарх продолжал повторять молитвы, певцы пели, кто-то стоял на коленях, кто-то лежал в той же позе, что ранее я. Кто-то просто стоял и непрерывно кланялся. Я стала искать глазами того монаха и увидела его чуть левее, он уже сошел с алтаря и стоял возле изображения одного из ликов Создателя, с горящей свечой в руке. От его головы и рук все еще расходилось сияние. Не было никакого логичного объяснения всему этому, но я почувствовала, что именно это и есть Божественная энергия. Что сейчас в храме произошло именно то, ради чего создается религия. Я вглядывалась в ауры окружающих людей и с восторгом видела, как сияющий свет растворяется в их энергетике, высветляя темные места, меняя фигуры эмоций и мыслей. Они словно становились лучше, чище, совершенней. Наверное, со мной тоже произошло что-то подобное. Поддавшись импульсу, я прошла к левой стене и осторожно, обходя прихожан, протиснулась к монаху в белом. Он смотрел на алтарь и потому не сразу заметил меня, а я, набравшись смелости, слегка коснулась золотого шитья на белом рукаве.



Ева Сильф

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться