Держи меня, Земля!

Размер шрифта: - +

Глава 6

 

После громкого заявления подруги мнительность Леры слегка успокоилась.

Раз и Дарье показалось внимание Неверова повышенным, значит, не о чем переживать. Значит, энергетика у него такая, когда каждому мерещится, что он относится к нему как-то особенно и выделяет из толпы. Это отличительное свойство всех незаурядных личностей.

С лёгким сердцем Лера вышла к трибуне и бесстрашно посмотрела на Неверова в первом ряду. Конечно, всё равно она жутко волновалась, но по крайней мере это точно из-за выступления, а не из-за его внимательного взгляда.

По счастливой случайности для презентации ей достался препарат, который назначали отцу. И Лера вложила так много личного в свой рассказ, что к середине своей речи почувствовала подъём, словно обращалась не к коллегам, а к тем, кто может столкнуться с такой же бедой. А к концу даже перестала дёргаться и осталась довольна, что не сильно спотыкалась.

— Не первый год работаю в этой компании, — прокомментировала Лерино выступление Высоцкая, поднимаясь. — Но первый раз меня пробрало до слёз. Честно: собралась непременно положить пару упаковок в аптечку и всегда иметь под рукой. Коллеги, вот так нужно относиться к продуктам, которые производит наша компания. Спасибо, Валерия! У кого-нибудь есть вопросы? — обратилась она в зал, когда аплодисменты стихли. — Кирилл Александрович!

Она пригласила его протянутой рукой, а сама села на место.

— У меня два вопроса как у человека, лишь слегка приближенного к медицине, — поднялся Неверов, вызвав улыбки своим пояснением, но сам остался серьёзен.

Лера тоже не улыбнулась. Удушливым дымком страха запершило в горле. Не ожидала она, что вопросы будут именно у него. И первый раз почувствовала расстояние, что их на самом деле разделяло. Пропасть между большим начальником и мелкой сошкой из легиона медпредов. Бездну между директором дивизиона и рядовым менеджером.

— Как вы считаете, — между тем встал он в двух шагах от неё, — более плотная рекламная поддержка на этот желудочный и, замечу — безрецептурный, препарат могла бы увеличить его продажи? Я тут пока вас слушал, всё же заглянул в статистику. В России он продаётся очень слабо по сравнению с другими странами. Возможно, на его раскрутку заложили слишком маленький бюджет?

— Нет, — уверенно покачала головой Лера, почему-то вспомнив революционеров, что были страшно далеки от народа. Вопросы, которые Неверов решал с высоты своего положения не давали ему внятного представления о том, с чем на самом деле каждый день сталкивались такие рядовые работники, как Лера.

— Нет? — он удивлённо склонил голову.

— Нет. Я считаю, что ежедневная работа, которая проводится с врачами и в аптеках, достаточно эффективна, и её хватит, чтобы этот препарат начали предлагать. — Лера собралась. Голос прозвучал ровно и твёрдо. — Он воистину уникален, и, я думаю, сначала заслужит себе доброе имя, а потом будет продавать себя сам.

— Ну что ж, — улыбнулся Неверов. — Теперь я тоже воистину в него уверовал. И это было «во-первых». Ну, а во-вторых, я хочу сказать, что сожалею — мы потеряли в вашем лице очень талантливого сотрудника «в полях» и… — он сделал эффектную паузу, — поздравить нас всех с тем, что у компании теперь есть такой перспективный менеджер по ключевым клиентам. Поздравляю вас, Валерия, с новой должностью. Вы её воистину достойны.

Улыбаясь, он протянул руку, явно довольный произведённым впечатлением. Лера пожала её, такую правую и такую знакомую. И она словно коснулась не только её пальцев, но и чего-то под рёбрами.

Видимо, центра терморегуляции. Неожиданно стало жарко.

Не отпуская, Неверов помог Лере спуститься со сцены.

«Какие горячие у него всегда руки», — села она на своё место и стала обмахиваться проспектами, как веером.

Переволновавшаяся, но как-то пережившая всё это, Лера чувствовала, что в первый раз в жизни уверовала в себя.

До конца конференции она всё смотрела на лохматый затылок Неверова в первом ряду и думала, как же повезло его жене.

Получи Лера хоть сотую часть такой веры в себя от собственного мужа, она бы, наверно, крылья отрастила как странствующий альбатрос. Где-то Лера прочитала, что у этой птицы самый большой размах крыльев в мире. И слово «странствующий» казалось ей тоже определяющим.

«Летать, странствовать, путешествовать по миру, выучить несколько языков, — размечталась она, но тут же осеклась. — Эка меня развезло-то».

Она покосилась на Дашку. Та о чём-то тихо беседовала с девушкой, сидящей от неё с другой стороны.

 

— Мне сказали, что он… ну, сама знаешь, кто… занимался горными лыжами, — зашептала ей Дашка в самое ухо, когда они уже сели в автобус, заказанный до Эрмитажа. — Но в прошлом году сломал ногу. Да так, что до сих пор прихрамывает. Не замечала?

— Нет, — Лера уверенно покачала головой.

— А ещё компания сняла ему люкс в нашей гостинице.



Елена Лабрус

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться