Держи спину прямо. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 14

 - Как наша асконская находка, аэр Гилфорд?

- Раскрыла дело о  рисунках космодрома, мой император. И, судя по всему, раскрыла шаэргского шпиона.

- Значит, я в ней не ошибся. Да, она даром времени не теряет, - и император тепло улыбнулся, но  лишь на мгновение и тут же продолжил жестко,- жду полного отчета и, конечно, развяжите  шаэргской гадине язык.

           - Всенепременно, мой император! - Аэр Гилфорд поклонился и вышел.

 -  А   что по второму вопросу, АрДейВиго?

- Информация  о Шаэрге ДейСоло изучила, поэтому  через неделю  будем вводить её в круг доверенных.

 -  Хорошо, вводи. А что там с сегодняшней  легендарной  ночной попойкой? – хитро блеснув глазами, спросил император.-  Младшие офицеры кутят?

Вместо ответа адмирал скрипнул зубами. Но император продолжал уже вполголоса:

-Дай ей развлечься, Танор. Она всего лишь одинокая девчонка,

которой мы с тобой, собственно, испортили жизнь. Вполне возможно, что это ее единственные спокойные дни. Кроме того, ты уже и сам понял, чего она  стоит…

- Понял.

- Не дави на нее, пусть немного освоится, а там… Кстати, шикарное было приглашение, Танор. Как подумаю, слюнки текут: интимная вечеринка с распитием вина, азартными играми и  другими развлечениями, ммм..  - император закатил глаза и раскатисто рассмеялся. – Неужели устоял,   ты наш каменный командор?

АрДейВиго  скривился и ничего не ответил.

_______________________________________________________________

     А тем временем Амарин уже подбегала к имперской канцелярии.   Но с каждым шагом приподнятость и легкость стали сменяться предчувствием страшной, свершившейся неизбежности.  Первый и единственный, кого она увидела, войдя в кабинет, был Блатч. Амарин вся потянулась к нему и прошептала:

 - Эйдан…

Но не смогла сдержаться. Всё, ДейСоло ничего больше не смогла произнести. Она  заплакала. Горько – прегорько, как плачут дети, совершившие страшное и непоправимое, плачут, чтобы их расслышала оставшаяся на дне ящика Пандоры  богиня Надежды. Блатч строго и  внимательно посмотрел ей в глаза,  как – то  тяжело  и обреченно поднялся из– за стола, отстегнул  кобуру с  КА– лучом, медленно положил её в верхний ящик стола и запер,  а потом вдруг подошел  и  обнял ее.

            -Знаешь, я даже рад, что это ты, - сказал он глухо, убаюкивая рыдающую девушку. - Правда, рад.  Знаешь, такие вещи не могут продолжаться вечно. Просто помни, что ты не виновата, ты  просто  очень умная и наблюдательная девочка. Меня мог поймать кто – нибудь другой. Но так случилось,  что это ты. Когда вчера я узнал, что дело передали тебе, я понял, что это конец. Что у меня не будет ни шанса… - он взглянул в полные боли и слез глаза Амарин.-  Ну, маленькая, не плачь!  Нас, коварных злодеев,  готовят к провалу.

- Зачем Эйдан? Зачем? –спросила, всхлипывая.

          - Ты сама потом все поймешь. Ты сама во всем разберешься. Просто поверь сейчас тому, что я скажу: Шаэрг  не зло, вернее не большее зло, чем империя. Но он.. – Блатч  сглотнул, - он дарит вселенной надежду… А ты живи, Мара и ни о чем не сожалей! Я не держу на тебя зла. По крайней мере,  я сам буду решать, когда уйти.  И за это спасибо тебе, девочка.

 Он выпустил девушку из своих крепких объятий. Отступил на шаг, потом на два, потом как – то странно, невероятно  высоко вытянул свою шею, обняв голову своими красивыми руками… Что – то хрустнуло, и Эйдан Блатч упал в то самое мгновение, года дверь в кабинет распахнулась и на пороге вооруженные до зубов возникли офицеры имперской внутренней службы.

Что было потом Амарин помнила смутно. Собственно говоря, вокруг что – то все время бегало, кричало, суетилось, сливаясь в одну  рыхлую темную массу. Это что – то с явной требовательностью и периодичностью хватало Амарин за рукав, трясло и что – то говорило. Но потрясенная девушка никак не могла  вернуться в реальность. Запах упавшей плоти, запах свершившейся смерти оживил самые страшные минуты её семилетнего  детства, которые она так старательно  стремилась забыть. Амарин руками закрыла уши и закричала что есть мочи. Какой – то  добрый офицер удар ее кулаком в висок, и на Амарин обрушилась спасительная чернота.

__________________________________________________________

 - Я спрашиваю, какая сука посмела ее ударить? – сквозь тяжелый сон пробивался  взволнованный голос. -  Я что, неясно выражаюсь? Я еще раз повторяю: какая сука…

 - Не повышайте голос на офицера внутренней службы! – толстый следователь судорожно вытирал пот и старался все время отодвинуться: о тяжелой руке и вспыльчивом нраве Вита ДеБрога  он был наслышан.



Фаина Козырь

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться