Десять месяцев (не)любви

Размер шрифта: - +

19

 

Полина

 

Понедельник, как известно, - день тяжёлый. И всё-таки Полина надеялась, что ей повезёт.

Все выходные она добросовестно корпела над своими фольклорными исследованиями и, как ей казалось, потрудилась на славу. Вечером воскресенья у неё даже заломило поясницу и шею от напряжения - так долго она просидела, уткнувшись в ноутбук и параллельно заглядывая в ворох бумажных материалов, веером разложенных на кровати. Почему-то хотелось, чтобы Громов её похвалил. Ну, или не похвалил... это, наверное, пока вообще недостижимая мечта... но пусть хотя бы не складывает губы в эту презрительную ухмылочку, которая буквально размазывает тебя по полу, превращая в абсолютное ничтожество. А ведь у него такая приятная, простая и обаятельная улыбка, если он по-человечески говорит о каких-нибудь отвлечённых вещах, не относящихся к дипломной работе... К нему, пожалуй, даже можно притерпеться. Не такой уж он сухарь и сноб, как показалось поначалу. Может быть, он тогда вообще не над ней смеялся, читая черновик дипломной - просто улыбался чему-то своему...

С этими мыслями она и отправилась рано утром в университет. Первой парой стоял современный русский язык у Илоны Саар, можно было пропустить - не писать же глупые диктанты школьного уровня, тем более, у Полины имелось официальное освобождение... Но она планировала застать научного руководителя на кафедре с самого утра и показать ему свои наброски.

Однако её ждало разочарование: к первой паре доцент не пришёл. А вот Илона Эдуардовна оказалась на кафедре, и заинтересованность Полины в Громове почему-то - или она себя накрутила? - была ей крайне неприятна.

- Вам назначено, госпожа Кострова? - сухо спросила преподавательница у оробевшей от этого ледяного тона Полины.

- Н-нет, - пробормотала она в замешательстве. - То есть... мы не договаривались о точном времени с Марком Александровичем, просто он сказал, что как только материалы будут готовы - я могу ему их показать.

- Марк Александрович придёт к третьей паре, - милостиво проинформировала Илона Эдуардовна и тут же дала понять, что аудиенция окончена:

- Не смею вас больше задерживать. Кстати, у меня в расписании сейчас стоит ваша группа. Ах, да... - её губы дрогнули в ироничной усмешке. - Вы же у нас освобождены от диктантов. Тем не менее, похвальная тяга к знаниям - явились на учёбу к первой паре!

Что это - сарказм? Издёвка? Какой-то тонкий намёк? Полина совершенно растерялась, не зная, как реагировать на этот странный выпад, тем более, что Илона Эдуардовна сама выписала ей то злосчастное освобождение.

Попрощавшись, она торопливо ушла, но, спускаясь вниз по лестнице, всё никак не могла отделаться от неприятного послевкусия короткого разговора с русичкой. Полина всё вспоминала этот тон... и взгляд. Илона Эдуардовна так внезапно изменилась, стала холодна и неприветлива с ней. Ну, положим, пятикурсники и впрямь слегка утомили её своей тотальной безграмотностью - но к чему так леденить глаза и язвить конкретно в адрес Полины? Она-то здесь при чём?..

Расстроенная Полина решила пока вернуться в общагу, чего зря околачиваться в универе целых полтора часа... Однако, не успела она сделать и пары шагов, как услышала знакомый  голос, окликающий её:

- Кострова!.. 

Полина быстро обернулась, не веря своим ушам. Так и есть: от автобусной остановки шагал доцент Громов собственной персоной.

- Доброе утро, - поздоровался он с ней. - Вы уже уходите? Я, видите ли, подготовил для вас список статей, которые необходимо прочесть для дальнейшей работы...

- Ой, спасибо! - смущённо и обрадованно отозвалась Полина. - А я вас искала на кафедре, Марк Александрович, но мне сказали, что вы появитесь только к третьей паре.

- Да, у меня два “окна” подряд, но я решил приехать пораньше. А зачем вы меня искали?

- Хотела показать вам то, что сделала за эти дни, - Полине снова стало страшно, как на экзамене, в ожидании громовского вердикта. А ну как окажется, что она понаписала белиберды?

- Тогда, может быть, вернётесь со мной на кафедру? Я почитаю, обсудим... Или у вас сейчас дела?

Она замотала головой.

- Нет-нет... у меня первая пара тоже свободна.

- Отлично! - широкая улыбка снова озарила его лицо. Было в нём сегодня что-то необычное... празднично-весёлое - такое, что, глядя на него, хотелось улыбаться и беззаботно шутить в ответ.

И - надо же было этому случиться! - прямо на лестнице они буквально столкнулись с Илоной Эдуардовной, которая спешила на занятие к пятикурсникам.

- Доброе утро, Марк Александрович! - поздоровалась, буквально пропела она. Полину поразил её голос - столько в нём было нежности... или почудилось? Но краем глаза она ухватила отблеск ответной улыбки Громова, и в груди защемило. Неужели это то, о чём сразу можно было подумать? Так быстро? Так резво? Громов же совсем недавно приехал в город... А может, всё-таки показалось?

Между тем, Илона Эдуардовна перевела взгляд на Полину - и от её ласковой нежности не осталось и следа. Русичку буквально перекосило, но она нашла в себе силы никак не комментировать их совместное появление.



Юлия Монакова

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться