Дети Грозы.Сумрачный дар

Размер шрифта: - +

Глава 1. О братской любви и соленых фисташках

431 год от основания империи, 25 день Ягодника

Фьонадири, столица империи

 

Его высочество Люкрес Брайнон, третий сын императора Элиаса Брайнона, ворвался в кабинет Светлейшего главы Конвента.

— Вы это видели?! — Он бросил на стол целый ворох газет, повалив вазочку с солеными фисташками. — Я требую, чтобы вы прекратили это безобразие!

— Полнейшее безобразие, — согласился Светлейший, небрежным жестом возвращая орешки в вазочку, а вазочку на место. — И как только они посмели, ай-ай-ай... что, неправду написали? Как нехорошо!

— Я не желаю, чтобы мою личную жизнь трепали всякие писаки! — его высочество навис над Светлейшим, хмуря фамильные сросшиеся брови и гневно сверкая глазами.

— Так правду или нет, ваше высочество? — мягко улыбнулся Светлейший, раскладывая газеты веером перед собой. — Например, вот это: «Сумрачный дар – миф или реальность?» или вот, «Темных магов уравняют в правах с нормальными людьми». Не вижу здесь ничего, задевающего личную жизнь вашего высочества, всего лишь обычные сплетни и паникерство.

— Ах, не видите… — в голосе принца послышались шипящие нотки. — И вот здесь не видите?

Он ткнул пальцем с массивным перстнем в другой заголовок: «Его высочество Люкрес идет ва-банк!»

— Ничего противозаконного, — с видом усталого дедушки покачал головой Светлейший. — И чистая правда. Вы сильно рискуете, ваше высочество, делая ставку на девушку с нестабильным даром. Если ваша жена окажется темной, вы потеряете все права на трон империи.

— Ее дар стабилен больше десяти лет. Я читал отчеты ваших же подчиненных, они утверждают, что ее высочество Шуалейда – на девять десятых светлая. Никакого риска.

— О, смотрите-ка, ваше высочество, какая интересная статья, — Светлейший взял в руки одну из газет и зачитал: — «Темнейший глава Конвента заявляет: дар сумрачного мага нельзя определить до совершеннолетия. Принцесса Шуалейда вполне может оказаться темной». С вашей стороны весьма смело игнорировать мнение моего уважаемого коллеги.

Принц Люкрес пробормотал что-то гневно-нецензурное в адрес Темнейшего Паука, вечно плетущего свои сети, и опять потребовал:

— Прекратите это. Немедленно! Это безобразие не должно попасть ей в руки! Наш брак будет союзом любящих сердец, а не торговой сделкой!

На «любящих сердцах» русые, без малейшей седины брови Светлейшего скептически поднялись, но спорить он не стал. Союз, так союз.

— Не могу прекратить, ваше высочество, — развел руками Светлейший. — Я бы с радостью, но еще ваш прадед гарантировал подданным свободу мысли и свободу слова. Кстати, я ему говорил, что газеты – зло, но он же звался Справедливым… хм… Так что уничтожить все тиражи всех газет – не в моей компетенции. Вот если Совет Семи Корон примет новый закон, ваш батюшка его одобрит и мой Темнейший коллега не наложит вето, вот тогда…

С каждым его словом принц Люкрес мрачнел, его фамильные бирюзовые глаза темнели, и без того тонкие губы сжимались все крепче.

— Это ваше упущение! — дослушав, почти выплюнул он. — Магбезопасность должна обеспечивать порядок и безопасность, а вы…

— Что я, ваше высочество?

Серые глаза Светлейшего так и светились добротой, и улыбался он в точности как любящий дедушка непутевому внуку. Даже непонятно, с чего его высочество Люкрес осекся и сбавил тон.

— Ваш подчиненный, полковник Дюбрайн, допустил утечку конфиденциальных сведений в газеты. Никто, кроме него, не знал о моем намерении сделать брачное предложение принцессе Шуалейде!

— Или же ваше высочество были недостаточно осмотрительны в выборе слуг. Я гарантирую вам, что полковник Дюбрайн здесь ни при чем, и рекомендую проверить ваших… хм… допустим, вашего секретаря на лояльность. И его помощников. А заодно уборщиков, лакеев, гвардейцев… но сначала все же секретаря.

— Моего секретаря?! Этого не может быть! Виноват однозначно Дюбрайн!

— Вы так категоричны, мой светлый принц. — Светлейший покачал головой и взял из вазочки пару фисташек. — Это пройдет лет через сто.

Принц Люкрес снова пробормотал что-то похожее на «шисов изворотливый ублюдок». Или просто подумал, Светлейший не дал себе труда вникать в несущественную разницу.

— На вашем месте я бы больше ценил дружбу вашего брата и не называл его ублюдком. Вам, одаренным сыновьям императора, стоит держаться вместе.

На яростное сверкание глаз принца Люкреса Светлейший опять же не обратил внимания, как на несущественную деталь, и продолжил:

— Хм… а вот еще интересная статья! «Принцам закон не писан», да-да… здесь пишут, что со смерти вашей супруги прошло всего полгода, обстоятельства этой смерти весьма подозрительны… ай-ай-ай, нехорошо-то как! Мы же знаем, что ее высочество погибла стараниями собственной родни, но ваши старшие братья по-прежнему не желают ничего слушать. Законные братья, замечу я. И думается мне, в ближайшее время Магбезопасности поручат заново расследовать гибель вашей супруги. Как считаете, ваше высочество, полковник Дюбрайн справится?

— Несомненно, справится, — процедил принц Люкрес.

— Вот и хорошо, вот и чудненько. Хм… а оставьте мне эти газеты, ваше высочество. Что-то давно я не читал свежей прессы! А ведь мир не стоит на месте, ох, не стоит.

Светлейший мягко улыбнулся и закинул в рот несколько фисташек.

— Читайте на здоровье, мой светлейший шер, — кивнул принц и удалился, даже не хлопнув дверью, хотя ему несомненно этого хотелось.



Мика Ртуть, Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться