Дети Грозы.Сумрачный дар

Размер шрифта: - +

Глава 20. Этикет, протокол и долг настоящей принцессы

Капитану Г. от полковника Д.:

«С сегодняшнего дня отчитываешься по Аномалии лично мне. Первый отчет – как только она вернется в Сойку. И учи ее держать дар под контролем.

Ни слова о том, что в Тавоссе она видела не Люкреса. Головой отвечаешь».

Капитану Г. от генерала Альгредо:

«Будь осторожен с полковником Д. и помни, что твоя первоочередная задача – безопасность Каетано. Головой отвечаешь!»

Капитан Г. жене:

«Любимая, ты не видела мою запасную голову? Кажется, она мне скоро понадобится!»

 

17 день пыльника (тот же день)

Тавосса, близ Кардалоны

Шуалейда шера Суардис

Письмо от шера Бастерхази она так и не прочитала – не успела. Только письмо отца, короткое и сумбурное. Из него Шу поняла, что отец сам не понимает, радоваться ему, что дочь оказалась настолько сильной шерой и спасла страну от зургов, или ругать ее за самовольную отлучку из безопасной крепости и влезание в самую гущу неприятностей. Но вот тому, что до ее совершеннолетия помолвки с Люкресом не будет – он точно радовался. И сама Шу должна была, но… несмотря на все доводы рассудка, она хотела снова увидеть его. И увидеть, и почувствовать…

Зеркало зазвенело, оповещая о том, что кто-то хочет с ней связаться, как раз когда Шу бессмысленно сидела над прочитанным отцовским письмом, держась за горящие щеки и мечтая, как это будет – их следующая встреча. Она даже не сразу поняла, что это за звук такой. А когда поняла – переполошилась, вскочила, почему-то первым делом вспомнив о том, что как заплела косу поутру, так и ходит растрепой.

Как она покажется в таком виде?

Вдруг с ней хочет поговорить Люкрес?..

Ее привел в чувство упавший стул. Она сама его сшибла, метнувшись к лежащему на туалетном столике гребешку.

— Кто-то не в себе, — сказала она вслух.

Вернула на место и стул, и гребешок. Ровным строевым шагом подошла к помутневшему зеркалу. Выдохнула. Нарисовала руну связи. И еле сдержалась, чтобы не выругаться то ли от облегчения, то ли от разочарования. Из тумана проступило узкое лицо со светлыми, голубовато-серебряными глазами.

— Светлого дня, ваше высочество, — официально поздоровался капитан Энрике Герашан,  личный телохранитель Каетано и их с Шу наставник в магических науках.

— Дня, Энрике. К ширхабу официоз, я одна. Как поживает Каетано?

Капитан пожал плечами, обтянутыми синим мундиром.

— Злится. Поубивал все чучела на плацу. Непросто быть всего лишь младшим братишкой самой Хозяйки ветров, победительницы зургов и спасительницы отечества.

— Не издевайся. И прости, что не связалась с вами раньше. Я… я забыла. Глупо звучит, да?

Энрике улыбнулся и покачал головой:

— Я рад, что с тобой все хорошо. И мне очень жаль, что меня не было рядом. Полпред Конвента уже до тебя добрался?

Шу почувствовала, как заливается жаром. О да. Темный шер Бастерхази до нее добрался, еще как добрался…

— Все в порядке, они на рассвете уехали в Суард. Оба.

— Оба?..

— С его высочеством Люкресом. Инкогнито. Они… — ей очень хотелось сказать, что они – удивительные, потрясающие, великолепные и целуются лучше всех на свете, но что-то ей подсказывало, что Энрике такой ее ответ не порадует. — Они очень торопились. Его высочество оставил письмо... и отец написал. Меня официально признали сумрачной, так что… вот.

Энрике слушал ее, хмуря светлые, почти бесцветные брови. Он знал, что она о чем-то умалчивает. И Шу знала, что он знает. Идиотская ситуация. У них с Энрике никогда не было секретов друг от друга, а теперь… теперь – есть. И это плохо.

— Что ж, хорошая новость. Но почему они не проводили тебя в Суард сами?

— Потому что я возвращаюсь в Сойку. Отец считает, что меня пока рано показывать народу. И знаешь, он прав. Я хочу домой, к Каетано.

— И ты хочешь что-то мне рассказать, не так ли, Шу?

— Не сейчас, Энрике. Прости, мне надо кое-что обдумать.

Капитан с неуловимым ехидством улыбнулся.

— Бален тебе поможет в этом нелегком деле. Думаю, она уже сегодня будет у тебя.

— Ты отпустил свою жену одну?!

— Ты так трогательно беспокоишься о тех, кто встретится моей Белочке по дороге, — хмыкнул капитан. — Но не волнуйся, Морковка за ней присмотрит. До скорой встречи, о великая грозная колдунья.

Шу тоже улыбнулась гаснущему зеркалу. Да уж. Две маленькие, беззащитные крошки – светлая шера Бален Герашан и рысь. И кто из них беззащитнее, одна Сестра знает.



Мика Ртуть, Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться