Дети Грозы.Сумрачный дар

Размер шрифта: - +

Глава 23. О нежданных подарках и нежеланных напарниках

419 год, 5 день Гончих (13 лет назад)

Фьонадири, Серая Башня Магдемии, зал Конвента

Рональд шер Бастерхази

 

Паук внял. Последний десяток шагов он прошел быстро и не хромая. Отдал Рональду трость, забрал папку и, поправив на лысине шапку-кирпичик из тончайшего желтого шелка, уселся в кресло, похожее на трон. Окинул Конвент острым взглядом. В зале ощутимо потемнело, заискрили стыдливо притворяющиеся вазочками глушители и громоотводы, заодно наполняя амулеты-накопители. Магистры замолкли, сбросили маски безобидных маразматиков и приготовились драться.

— Предлагайте ваши кандидатуры на должность полпреда в Валанте, — без преамбул начал Светлейший и глянул на Мастера Истины и Миражей.

Тот покачал головой и кивнул на Паука. Пожав плечами, Светлейший обернулся к Пламени.

— Светлая шера-дуо Лью. — Из рук Пламени вспорхнула папка с личным делом и опустилась на стол перед Светлейшим. — Огонь, воздух. Замдекана Пламенной кафедры. Доктораты по темам…

Пока она перечисляла научные степени и прочие достоинства ассистентки, Рональд в сотый раз рассматривал витражи над головами магистров. Семь Драконов, по числу стихий, и держащиеся за руки рыжеволосые дети с переменчивыми и неуловимыми лицами — Светлая Райна и Темный Хисс. Всегда кажется, что они смотрят прямо на тебя, а может, и не кажется — Двуединые все еще здесь, пусть и не могут спуститься на слишком хрупкую после Мертвой войны землю.

Почему-то над головой магистры Пламя сегодня оказался Золотой Бард — единственный из перворожденных Драконов, он изображался в человеческой ипостаси, золотоволосым юношей, и под ногами у него лежали сброшенные крылья.

А мысли Рональда все вертелись вокруг Дюбрайна: выставит его кандидатуру Светлейший Парьен, или припас любимчику кусок пожирнее? Магистры не посмеют голосовать против воли Светлейшего. И тогда… что? Опять тайком читать книги в библиотеке Конвента, подсматривать за Пауком и стелиться ему под ноги, ожидая, когда Великому Интригану снова что-то настолько понадобится, что он рискнет отпустить игрушку на длинном поводке?..

«Мальчик и девочка. Рождены в седьмой день Каштанового цвета. След мальчика потерян в Валанте весной этого года…» Зачем два ребенка сдались Пауку? Ясно, что ни за чем хорошим. Но знать бы конкретно!

Пламя закончила воспевать свою ассистентку. Магистры переглянулись и уставились на Светлейшего, тот кивнул и обернулся к Пауку. Слава Двуединым, не вздумал в последний момент отдать должность ублюдку Дюбрайну!

— Темный шер-терц Бастерхази. — Паук подвинул личное дело к Светлейшему. — Огонь, разум, воздух. Без особого ума и особых достоинств. Научных работ не имеет. Единственный ваш шанс отдалить печальный конец.

Паук замолчал, не собираясь ничего объяснять, и откинулся в кресле. Рональд замер в ожидании, магистры — в недоумении.

— Демагогия. — Отмерев первой, Пламя стукнула веером по столу. — Вы бы еще приплели теорию Ману! Темный на высшем посту — это недопустимо!

— Лучше темный представитель Конвента, чем вторые Багряные Пески! — перебил ее Дождевой Дед; молния сорвалась с унизанных перстнями пальцев и втянулась в вазу с орхидеями.

— Мы должны поддерживать баланс, — вмешался Мираж непонятно на чьей стороне; вероятно, опять на своей собственной.

— Тише, коллеги! — оборвал их Светлейший. — Мы обсуждали это не один раз. И прекрасно понимаем, что Темнейший прав. Но…

Рональд выдохнул. Дальше пойдет торговля. Паук в торговле великий мастер, это наследственное. Еще его отец сумел не только удрать из Цуаня, захваченного последователями Мертвого, но и стать Темнейшим главой Конвента. А во времена восстания Ману Одноглазого — извернулся и остался у власти, хотя на темных шеров тогда охотились, как на бешеных волков. Да, Тхемши-старший сдал Магбезопасности половину своих коллег-темных. Не друзей, у темных не бывает друзей. Да, он помогал светлым в подавлении мятежа. Но он сохранил для темных хоть какие-то права, главное – право жить…

— Но за последние восемьдесят лет Конвент ни разу не назначал представителем темного, — перехватил инициативу Паук. — Мы закрываем глаза на постоянное притеснение темных, хотя закон империи ограничивает для темных лишь право занимать высшие государственные должности. Но так не может продолжаться вечно, если мы не хотим еще одного Ману или, хуже того, еще одной Мертвой войны!..

Паук говорил тихо, но магистры не смели перебить его: редкий случай, когда Темнейший позволил проглянуть своему истинному лицу. Бездне. Пожалуй, Рональд готов был поверить, что в этот раз Паук не врет и Темный Хисс в самом деле желает расставить фигуры в игре именно так. Кто знает, может, в самом деле Двуединые говорят с шерами-зеро? У них не спросишь, ни богов, ни у зеро.

— Вы сами знаете, что драконья кровь иссякает еще быстрее, чем предупреждал Ману, — продолжал Паук. — Потоки нестабильны, ключевые точки смещаются. Еще лет триста, и в империи перестанут рождаться шеры сильнее категории терц, через тысячу-две их не останется вовсе. В прошлом году в Магадемию поступило всего одиннадцать студентов. Из них только два темных. И ни одного выше категории терц.



Мика Ртуть, Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться