Дети иного мира

Часть II. Клетка. Глава 12. Новое будущее

Экстренное заседание Сената решили провести в подземном бункере. Только так Служба Безопасности могла гарантировать наивысший уровень секретности, не привлекая лишнего внимания. Если сейчас просочится хоть капля информации о гостях из-за Барьера, это ударит по колонии не хуже взрыва ядерной бомбы. Кроме сенаторов в большом зале совещаний находились только генерал Гальба и профессор Чарский. Оба с чёрными тенями от усталости: ради той же секретности научную группу и операцию прикрытия руководители возглавили лично, а число вовлечённых сотрудников сократили до минимума.

Первым начал отчёт глава безопасности:

– Информацию о гостях удалось погасить полностью, даже на уровне слухов. Группа Журавлёва и экипаж вывозившего их БТР изолированы якобы то ли с лучевым, то ли с биологическим поражением. Версию, что мы эвакуировали из позабытой лаборатории ядерные материалы или штаммы болезней, проглотили и свои, и Граф.

Генерал умолк, но вопросов не последовало, поэтому дальше он уступил место на трибуне профессору Чарскому.

– Мы детально обследовали наших гостей. Молодого человека зовут Агенор, девушку Эйнире. Разумеется, никакие они не эльфы. Просто сработал штамп, распространённый после вышедшего перед катастрофой фильма «Властелин колец».

Профессор вывел на экран видеостены рядом с собой фотографии парня и девушки из-за Барьера.

– Самоназвание – гвенъя. Расовый фенотип отличается от известных нам, но близок к европеоидному, за исключением формы глаз слегка ближе к монголоидному. Отсюда и ощущение непривычного раскосого взгляда. Впрочем, тоже ничего нового. На Земле есть аналоги как результат локального приспособления к местным условиям, к примеру, в Поволжье или Внешней Монголии. Добавьте слегка вытянутую форму ушей и длинные светлые волосы – вот и получите «эльфов». На полноценное сравнение генотипа не было времени, но экспресс-анализ показал почти полную идентичность Хомо Сапиенс. Вплоть до совместного жизнеспособного потомства. Разве что светлые волосы признак не рецессивный, а доминантный, есть и другие несущественные отличия. Например, биологический базовый срок жизни у гвенъя не девяносто лет, как у нас с вами, а около ста семидесяти. Поголовно активен ген долголетия.

Тамаш прервался, чтобы налить воды из графина и выпить стакан воды, смочить пересохшее от долгого монолога горло. Этим сразу воспользовался адмирал Рот. Зная привычку Тамаша к обстоятельным лекциям, Александр решил перехватить инициативу и сместить разговор в практическое русло.

– Сейчас наиболее актуально не кто, а откуда и как. Если из-за Барьера, то что нас ожидает там?

У профессора разом словно открылось второе дыхание. Он посвежел лицом, распрямил спину и плечи, на лбу разгладились морщины усталости.

– О! Тут нас можно поздравить с величайшим открытием. Ещё в конце двадцать четвёртого века создатель основных постулатов теории гиперперехода, Мартинес Санчес Гомес Гонсалес де Сан-Хосе, предполагал, что само гиперпространство есть лишь верхний слой некоего субстрата, разделяющего параллельные Вселенные. Эту часть его выводов наука никогда не приняла, она полностью опровергалась опытом. Сейчас мы смело можем заявить, что Мартинес де Сан-Хосе был прав, и экспериментаторам просто не хватило энергии. Разница даже не в разы, а на несколько порядков. Однако в нашем случае сложилось несколько факторов, так что мы опытным путём доказали существование параллельных Вселенных и возможность перехода между ними.

Остальные участники совещания замерли потрясённые. Застыли словно неживые куклы, у которых внезапно закончился завод. Тамаш тем временем продолжил, только уже не восторженно, а сухим и деловитым тоном.

– На этом, к сожалению, хорошие новости у меня заканчиваются. С практической точки зрения переход в иную Вселенную грозит нам серьёзными неприятностями. Физические законы чужого мира кое в чём отличаются от наших. И если живые организмы подстроятся без особого труда, то, к примеру, электроника работать откажется. Чёрный дымный порох станет непригоден вообще – поэтому, кстати, за Барьером нет огнестрельного оружия. Современные бездымные пороха действовать будут, но много хуже положенного.

Послышалось негромкое ругательство, Белозёров всё-таки не выдержал. Потом спросил:

– Как мы вообще здесь оказались? Ведь все прогнозы говорили, что нас выбросит в другую звёздную систему?

Этот вопрос напрямую выживания колонии сейчас не касался, но остальные сенаторы промолчали. Тамаш мысленно фыркнул – любопытство как защитная реакция, пожал плечами и постучал карандашом по графину с водой. Александр старинного друга знал хорошо, понял сразу – профессор не уверен в своих выкладках и не хотел бы их озвучивать… Но всё же решился.

– Понимаете… Наши законы физики отрицают возможность прямого мысленного манипулирования энергией и материей. Хорошо знакомое в нашем времени явление эсперов – всё это ясновидение, телепатия и так далее – лишь редчайшая способность касаться информационных потоков Вселенной. Ведь информация – это одна из форм существования материи. Здесь же существует фактор… Иначе как магией я назвать его не могу. Причём магией примерно в том ключе, как описано в современной развлекательной литературе. Вдобавок, если ген эсперов у человека обычно спит, и в норме активен едва ли у одного на миллион, то здесь… – Тамаш запнулся. – Будем называть их магами. Так вот, здесь способные к магии попадаются намного чаще.

Слушатели негромко зашумели, пытаясь переварить сказанное. Новость, что сказки, над которыми они всегда посмеивались, теперь станут частью повседневной жизни, выбила всех их колеи. Продолжал допытываться лишь Белозёров.

– То есть вы хотите сказать, что магия способна сгенерировать энергию намного больше техники?



Васильев Ярослав

Отредактировано: 21.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться