Дети из Ада

Глава III

Сколько раз её видела — и никак не могу привыкнуть к этому зрелищу. Подойдя ближе к краю, я подаюсь корпусом вперёд, смотря вниз. 

Непроглядная тьма — единственное, что я вижу. В тех местах, куда ещё достаёт мутный дневной свет, можно разглядеть торчащие обломки труб, из которых продолжает течь вода. 

Отсюда они пришли впервые — отсюда же они продолжают приходить сегодня. 

Мы не знаем, что произошло в тот день двадцать лет назад. Главная улица, изорванный труп которой сейчас лежит перед нашими ногами, просто рухнула вниз, унеся с собой всё, что на ней было. Автомобили, фонарные столбы, люди... Всё это теперь ненужным хламом валяется на дне Ада. Вот только это было началом. Мы не знаем, что их породило, как они оказались здесь, но когда привычный для нас мир рухнул в Ад, они пришли из недр земли, уничтожая его останки. Правительство, дабы обезопасить остальное население страны, накрыло этот город гигантским куполом. Некоторым повезло — они успели выбраться, но это были единичные случаи. Почти все, кто жил здесь, остались под куполом. 

Двадцать лет спустя нас осталось девятнадцать человек. 

Я не помню всего этого ужаса — когда это произошло, мне был всего год. Но Райан, которому было шесть лет, всё прекрасно помнит. Его отец, священник в месте под названием «Ирландия», погиб во время обвала дороги, успев выкинуть Райана из машины за секунду до того, как она рухнула под землю. После всех ужасов, что он увидел, мой, на тот момент только будущий, муж перестал говорить и провёл в молчании долгие пять лет. 

До тех пор, пока мне не исполнилось шесть, и мы с ним не стали лучшими друзьями. 

Имеющий привкус смерти ветер бьёт мне в лицо. Оскалившись и вновь взяв в руки автомат, я возвращаюсь к остальным. Натан и Джейсон вытаскивают из-под кучи мусора длинную широкую доску, грубо сколоченную из нескольких частей. Эта доска — единственный способ перебраться с одной стороны на другую. Втроём мужчины надежно устанавливают её — осталось лишь решить, кто пойдёт первым. 

Никого особо не спрашивая, Джейсон встаёт на доску первым, в то время как я, кусая губу, смотрю на его спину. Джейсон Кинг может похвастаться прозвищем «смертник» — он выполняет самую опасную работу, не жалея себя. Ну а для кого ему себя жалеть? Его жену, Магдалену, сожрали больше года назад, а новорождённая дочь, которой даже имени не дали, погибла через неделю без материнского молока. Джейсон не может позволить себе такую роскошь, как смерть, он слишком благороден, поэтому всячески пытается продлить наши никчемные жизни. 

Цель, безусловно, великая, да только совершенно бессмысленная. Мы всё равно все сдохнем. 

Когда он оказывается на другой стороне, мужчина машет рукой, чтобы шёл следующий. В ту же секунду я чувствую, как сильная мужская рука сжимает мой локоть, подталкивая чуть ближе к доске. Резко повернув голову, я смотрю на Райана, но тот, отрицательно покачав головой, указывает на фигуру Кинга на той стороне Бездны. 

«Иди к нему»— словно говорит он мне, отпуская мой локоть. Мне хочется схватить его за руку, хочется, чтобы Райан пошёл со мной, но огромным усилием воли я заставляю себя поставить ногу на доску. Прикусив внутреннюю сторону щеки, я медленными шагами начинаю продвигаться по доске в сторону Джейсона. Ветер швыряет мои же волосы мне в лицо, но я даже не пытаюсь убрать их. Одно неверное движение — и я рухну вниз, в пасть простирающейся подо мной Бездны, чьё зловонное дыхание въедается в мою кожу сквозь ткань защитного костюма. Мне страшно, всё моё тело бьёт нервная дрожь, и, когда я уже готова опустить взгляд и посмотреть вниз, рука Джейсона хватает меня за запястье. Мужчина дёргает мою дрожащую тушку на себя, буквально сдёргивая меня с доски, тут же давая сигнал, чтобы шёл следующий. 

Когда все мы оказываемся на нужной стороне, мужчины убирают доску, пряча её в руинах стоявшего неподалёку дома. Мы делаем это для того, чтобы твари не сломали наш «мост», отрезав тем самым нам путь до убежища. Джейсон, отряхнув перчатки от пыли, кивает головой в сторону зданий — нужно продолжать путь. Снова накинув капюшон на голову, я делаю шаг вперёд, как вдруг чувствую шлепок по ягодицам. Вздрогнув, я поворачиваюсь, смотря на Райана — пусть из-за очков и респиратора его лица не видно, но я больше, чем уверена, что он довольно усмехается. Ударив его кулаком по плечу, я быстрым шагом следую за Кингом, кусая готовые расплыться в довольной усмешке губы. 

Озабоченный пятнистый идиот.

 

Мы стоим прямо напротив здания супермаркета — одного из наиболее сохранившихся в городе — но внутрь не спешим. Останавливаемся в одном из переулков для очередной передышки и ещё раз проверяем снаряжение. Я устало присаживаюсь на один из грубо сваленных в кучу ящиков, задумчиво разглядывая потрескавшийся асфальт — мысли об ужасающем зрелище, что открылось нам сегодня, не покидают моё сознание. Райан присаживается на корточки передо мной, взяв мои ладони в свои. Так мы и сидим, думая каждый о своём, но его близость успокаивает меня. Иногда я задаюсь вопросом, как же он это всё-таки делает? Что в нем такого, что я так отчаянно цепляюсь за него, что не хочу отпускать его от себя? Убрав капюшон с его головы, я, не снимая перчаток, запускаю пальцы в его волосы, сжимая рыжие пряди мужа. 

«Да что же в тебе такого?» 

Он протягивает руку и берёт в ладонь кончик моей косы. Я была готова ко всему, но не к тому, что этот придурок пятнистый стал делать. Он начал наматывать мою косу на мой же респиратор! Фыркнув, я чуть пихаю мужа, вынуждая того шлёпнуться на задницу, и резким движением откидываю волосы обратно за спину — чтобы у этого идиота больше не возникло желания делать с ними всякую ерунду. Райан не спешит вставать на ноги, наоборот, он устало ложится на спину, закинув руки за голову — автомат и рюкзак он снял, положив рядом с собой. Чуть вытянув ногу, я прижимаю подошву своего сапога к подошве сапога мужа, задумчиво начиная ими покачивать из стороны в сторону. 



Яна Волкова

Отредактировано: 13.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться