Дети из Ада

Глава IV

 

Два месяца спустя.

 

Благотворительные ужины — весьма утомительное развлечение Высшего Света. Мне оно не нравится. Пускай Господь и учит нас, что нужно помогать тем, кто не имеет того, что имеем мы, но это не делает эти… собрания интереснее. Правда, есть кое-что, что заставляет меня приходить на каждое подобное мероприятие, слушать пение «голодающих» детей из детского дома или же игру на фортепиано музыканта-инвалида.

Эамон Вальен этого стоит. 

Я узнаю его фигуру сразу же, стоит мне заметить мужчину среди этой толпы. Он стоит, гордо расправив плечи, и, вежливо улыбаясь самыми уголками губ, беседует о чём-то со своей пожилой матушкой. Насколько я знаю, Эамон — самым младшим из десяти сыновей рода Вальен, и оба его родителя довольно преклонного возраста.

Никогда не любила пожилых людей — от них пахнет лекарствами и смертью. Не хочу однажды стать такой же. 

Натянув на губы дружелюбную улыбку, я, разгладив складки изумрудного платья, сшитого из тяжёлого бархата, плавной походкой направляюсь в их сторону. Он замечает меня ещё до того, как я подхожу достаточно близко, и лёгкая улыбка, которая появляется на его губах, когда Эамон смотрит на меня, заставляет моё сердце сладко замереть. 

Эамон Вальен считается одним из самых привлекательных мужчин нашего общества — я же считаю его самым привлекательным. 

Остановившись в нескольких шагах от юноши и его матери, я приседаю в изящном реверансе. 

— Мисс Уайт, — он кланяется, и, взяв мою руку, до запястья затянутую в белую перчатку, мягко касается губами прохладной атласной ткани. — Рад видеть Вас здесь. 

— Взаимно, мистер Вальен, — повернув голову, я, с дружелюбной улыбкой произнеся «миссис Вальен», киваю его матери в знак приветствия. Когда-нибудь так будут называть меня, ну а пока придётся довольствоваться «мисс Уайт». Вздохнув, я обвожу зал взглядом, после чего снова смотрю на него. — Правда, этот вечера восхитительны? 

— Соглашаюсь с Вами. — Он едва заметно кивает головой, не сводя внимательного взгляда с выступающего на сцене хора из детского дома. Я также поворачиваю голову в их сторону, но вместо того, чтобы смотреть на детей, краем глаза рассматриваю профиль мужчины. Господи, ну как можно быть таким красивым? — Вы здесь одна? — Он переводит взгляд на меня. — Обычно Вы появляетесь на таких мероприятиях в обществе Вашей телохранительницы. Не поверю, что Ваш отец пустил Вас сюда без охраны, мисс Уайт. 

Легко пожав плечами, я поправляю белый полупрозрачный платок, прикрывающий мои плечи. 

— Сехмет осталась снаружи. Она не любит находиться в толпе, мистер Вальен. Её… — я закусываю губу, подбирая наиболее подходящее слово, — … эпатажная внешность привлекает к ней слишком много ненужного внимания. 

Соврать оказывается даже легче, чем я могла предположить. Если бы я сказала ему правду, что на самом деле сбежала на этот благотворительный вечер без разрешения отца, да к тому же ещё и без Сехмет, мнение Эамона обо мне резко испортится, чего мне совершенно не хочется. Заправив за ухо выбившуюся из высокой причёски прядь вьющихся черных волос, я снова оглядываюсь по сторонам — нет ли поблизости никого, кто мог донести отцу о том, что я здесь?

Неожиданно для самой себя я начинаю нервничать. Неизвестно откуда взявшийся страх медленно окутывает мою душу, заставляя тело мелко дрожать. Закусив губу, я чувствую, как непонятная тревога острыми иголками пронзает каждую клеточку моего тела. Впервые в жизни я чувствую себя чудовищно неуютно в толпе, хотя до этого момента всегда наслаждалась вниманием к себе. Сейчас безумно хочется сбежать, чтобы никто не смотрел на меня, чтобы спасти себя от какой-то неведомой опасности. 

Что за бред? 

— Вы выглядите обеспокоенной, мисс Уайт. 

Вздрогнув, я поворачиваю голову. Эамон стоит прямо передо мной, и матери его нет поблизости. Прижав ладонь ко лбу, я делаю несколько глубоких вдохов, чувствуя, как меня начинает нещадно мутить. О, нет, нет, нет! Если меня вырвет здесь, это будет действительно ужасно. Посмотрев на него, я легко улыбнулась, стараясь не показывать насколько дурно мне было. 

— Всё в порядке, мистер Вальен. Просто... Здесь очень жарко. 

Он мне не верит. Эамон даже не скрывает своего недоверия, когда смотрит на меня своими удивительными чёрными глазами. От этого взгляда я чувствую себя жалкой. Как могу я врать кому-то столь идеальному? Опустив взгляд, я прикусываю нижнюю губу — и страх снова вонзается в моё сознание. Ахнув, я резко оборачиваюсь, и мне кажется что в толпе поспешно скрывается тёмная массивная фигура. Ладони Эамона неожиданно накрывают мои плечи, заставив вздрогнуть. 

— Аника, — от того, как звучит моё имя, произнесённое его голосом, я тут же таю. Впервые Эамон Вальен называет меня не «мисс Уайт», а моим собственным именем. Чуть повернув голову, я кидаю на него быстрый взгляд. Лицо мужчины остаётся совершенно спокойным, но что-то в нём, что-то, идущее изнутри, нельзя назвать таковым. — Я не думаю, что жара в помещении может вызвать такую панику. 

Что ему ответить? Что я ужасно напугана и, мало того, не могу понять, что именно заставляет меня бояться? Так ещё и нахожусь здесь без охраны! О, нет, это точно не подойдёт. Но нужно срочно что-то придумать, иначе... Глубоко вздохнув, я, набравшись храбрости, уже собиралюсь признаться Эамону во всех своих грехах, как меня спает хозяйка этого вечера. Выйдя на сцену, она, поблагодарив нас за внимание и денежные средства, что удалось собрать за вечер, объявляет белый танец. 

Господи, спасибо тебе за милость Твою! 

— Потанцуем? — улыбнувшись, спрашиваю я, повернувшись лицом к Эамону. 



Яна Волкова

Отредактировано: 13.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться