Дети из Ада

Глава V

 

Утро того же дня

 

— Просыпайся, Райан. 

Я ложусь на спину мужа, придавив его своим телом к кровати, и принимаюсь легонько покусывать его ухо. Пробормотав что-то нечленораздельное, он накрывает голову подушкой, пытаясь таким образом спрятаться от меня. Но сдаваться я не собираюсь, поэтому, тихо хихикнув, сажусь на его пояснице, и, даже не пытаясь прикрыть обнажённую грудь, принимаюсь водить ногтями по бокам мужа, вынуждая того ёрзать из-за щекотки. В конце концов, он не выдерживает, и, зарычав, резко скидывает меня с себя, нависая сверху. Губы мужчины прижимаются к моим, и в таком положении Райан тихо рычит: 

— Ты — ужасная женщина. 

Улыбнувшись, я притягиваю его ближе, запустив пальцы в рыжие волосы мужа, начиная целовать его. Всю неделю за стенами библиотеки бушевала песчаная буря, так что мы не покидали её пределов. Да и кто решит выйти на улицу, когда воздух вместе с песком швыряет в тебя опасных тварей, размеров с песчинку, которые обгладывают тебя до костей буквально за несколько секунд? О, нет, я не хочу, чтобы они сожрали эту чудесную пятнистую кожу, уж лучше Райан продолжит лежать со мной в постели, полностью обнажённый, вместо того, чтобы куда-то идти. К тому же, это на самом деле приятно — чувствовать его тепло своей кожей. В такие моменты я действительно чувствую себя живой. 

А ведь как мало нужно для того, чтобы почувствовать вкус жизни! Оказывается, достаточно просто поцеловать любимого мужчину. 

Я судорожно вдыхаю, когда он резко прикусывает мою нижнюю губу. 

— Тебе что, ночью мало было?

— А мне тебя всегда мало... 

Губы Райана уже на моей шее, когда в стенку нашего стеллажа настойчиво стучат, и отец потребует, чтобы мы немедленно встали. Мол, если мы хотим, как и всегда, принять душ первыми, то нам нужно поторопиться, иначе первым пойдёт он. Райан разочарованно вздыхает и, подняв на меня глаза, продолжая прикасаться губами к моей шее, спрашивает: 

— Ты не можешь хоть один раз в своей жизни принять душ после остальных? 

Перед таким голосом сложно устоять, не буду врать. Но желание принять душ раньше остальных сильнее желания его тела, которое я в полной мере получила прошедшей ночью. Поэтому, упершись ладонями в его плечи, я отстраняю мужа от себя, и, пристально глядя в его карие глаза, твёрдо произношу: 

— Если мы сейчас же не пойдем в душ, я не буду купаться вообще. И от меня будет вонять пóтом. Ужасно вонять. 

Зарычав, Райан резко навалился на меня, вдавив в постель. Прижавшись своим лбом к моему, он, недовольно хмурясь и смотря мне в глаза, произнёс, выделяя каждое слово: 

— Ты. Ужасна. Авелин.

— Знаешь ли, ты тоже не идеальный. И почему я тебя вообще полюбила? 

Перевернувшись на спину, он, сжимая ладонями мою талию, заставляет меня лечь на него. Проведя пальцами по моей щеке, Райан мягко касается губами кончика моего носа, произнеся: 

— Потому что я неотразим. 

 

Сразу после душа мы проходим в столовую. Остальные уже сидят за столом. Сев на своё место, я подвигаю тарелку с едой ближе к себе.  После того, как раскрылся обман с датами, мы стали позволять себе более разнообразное меню. Теперь в нашем рационе есть свежее мясо и фрукты, молоко, а ещё хлеб. О, какой же он вкусный! Я забыла его вкус, когда была ребёнком, но это явно самое потрясающее, что я когда-либо пробовала. Сегодня на завтрак яичница с беконом — от одного её запаха мой рот тут же наполняется слюной, и я без лишних слов накидываюсь на неё. 

— Буря прекратилась, — продолжая жевать, я поворачиваю голову в сторону отца, внимательно смотря на него. — Кому-то сегодня придётся отправиться на вылазку. Продукты кончаются. К тому же, Райан говорит, что София вот-вот родит. Нужно, — он смущённо кашлянул, — ну, принести то, что ей... нужно. 

Я, закатив глаза, недовольно хмурюсь. Аппетит резко пропал. Учитывая, чем окончилась наша последняя вылазка, мне совершенно не хочется на неё идти, но я должна. К сожалению, даже самой себе я не могу объяснить, зачем же мне туда идти, так что объясняю всё тем, что Райан тоже туда идёт. Без этого рыжего идиота ни одна вылазка не проходит только потому, что он каждую книгу по медицине, что были в этой библиотеке, прочитал как минимум тридцать раз.

Сунув в рот очередной кусок яичницы, я мельком смотрю на мужа. После слов моего отца всё игривое настроение Райана словно испарилось. Нахмурившись, он нервно постукивает вилкой по краю своей тарелки — я готова поклясться, что сейчас Райан думает о прошлой нашей вылазке. Я кидаю быстрый взгляд на Натана, который сидит как можно дальше от меня. 

После всего того, что произошло тогда на складе, он, естественно, извинился, только вот мы продолжаем делать вид, что не замечаем друг друга. Я не собираюсь кидаться ему на шею с объятьями после того, как он чуть не задушил меня. Нахмурившись, я резко отворачиваюсь и, протянув руку, беру стоящий рядом с тарелкой стакан, делая глоток холодного молока. 

— Ну, — поставив стакан на место, я смотрю на отца, — тогда нам лучше поторопиться. После песчаных бурь эти твари на некоторое время перестают выходить на улицы, но я предпочитаю не рисковать. 

— Ты не пойдёшь, Авелин, — я поворачиваю голову, кинув гневный взгляд в сторону мужа. Райан улыбается уголками губ, и, протянув руку, вытирает молочные «усы» над моей верхней губой. — Ты была на последней вылазке, и... 

— Я пойду, Райан, — несколько грубо перебиваю его я. 

К моему удивлению, он не спорит. Отвернувшись, Райан спокойно продолжает есть, но я замечаю, как вздулись вены на его шее. Я прекрасно понимаю, почему он так волнуется — я его жена, его женщина, и он, как мужчина, должен меня защищать. И, несмотря на то, что я отлично стреляю и вполне сносно орудую ножом, он даже не думает волноваться обо мне несколько… меньше. К сожалению, эта тема является причиной довольно частых наших ссор, и сейчас я тоже не собиралюсь уступать ему. 



Яна Волкова

Отредактировано: 13.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться