Дети Крылатого змея

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Глава 3.

- Ой, Мэйни… не скажу, что счастлив тебя слышать, - Алиссия ответила сразу, будто ждала звонка. И тонкий ее голосок звенел в трубке, заставляя Мэйнфорда морщиться.

Немного мучила совесть.

Ему бы иными делами разбираться, благо, имелось, что добавить на треклятую стену в третьей допросной, а он вот личные устраивает. Или не совсем, чтобы личные? Тельма – часть происходящего. А пока она носится со своими тайнами, Мэйнфорд не может быть в ней уверен. Да и не займет звонок много времени. Это не завтрак с сестрицею, растянувшийся на пару часов.

- Не говори, что соскучился.

- Конечно, соскучился, дорогая, - покривил душой Мэйнфорд. Алиссия захихикала.

- Тогда ты опоздал! Я выхожу замуж!

- Чудесно! За кого?

- А ты не знаешь? – в зефирном голоске Алиссии проскользнули ноты обиды. – Я думала, что ты поэтому звонишь… прочел о свадьбе… вспомнил нас…

- Нас я никогда не забывал, - врать по телефону все же было легче. – Но увы, я про свадьбу не знал…

- Гаррети… тот самый Максимус Гаррети…

Знакомая фамилия.

И Мэйнфорд искренне попытался вспомнить, кто же таков этот самый Максимус Гаррети, которого угораздило связаться с выводком плюшевых медвежат.

- Ты неисправим… - вздохнула Алиссия. – Ювелирный дом Гаррети. Универмаги Гаррети…

- Тогда вдвойне поздравляю. Ты достойна его состояния…

- Вот что мне в тебе нравилось, так это твоя откровенность. Никогда не давал себе труда быть вежливым, - хмыкнула Алиссия. – Но в целом ты прав, его состояние – это единственное, что в нем может привлечь. Он такой зануда! Я бы десять раз подумала, но мой папочка так мечтает породниться… а папочке сложно отказать…

Надутые губки. Приподнятые бровки. Выражение искренней обиды, которое Алиссия тренировала перед зеркалом не один час. И сухой остаток в виде реальности: пока папа Алиссии оплачивает ее счета, дочурка будет делать именно то, что ей велено. И замуж пойдет за того, на кого папа укажет, раз уж не сумела сама себе подходящего супруга добыть. Впрочем, все это – чужие проблемы.

- Тогда сочувствую…

- Между прочим, если бы ты хорошенько подумал…

- Лисси, не стоит.

- Твоей матушке я нравилась. Она мне не так давно звонила, намекала, что с объявлением помолвки стоит погодить, ты передумаешь.

Надо же, какие интересные подробности.

- Не передумаю.

- Я тоже так решила. Максик, конечно, не подарок, но он щедр. И не собирается меня в чем-то ограничивать, если, конечно, я буду соблюдать приличия…

- Так замечательно…

- Еще слышала, будто у тебя со здоровьем нелады…

- Какие?

- Не знаю, - Алиссия наверняка устроилась на полу. Сладкая девочка в ванильном платьице с кружевами. Кружева она любила самозабвенно, а еще ленточки, пуговки и все то, что сочеталось с образом нежно-девичьим. Когда-то это Мэйнфорду нравилось.

Потом злило.

Теперь… было все равно.

- Но что-то серьезное, то ли нервы, то ли голова… главное, что осталось тебе недолго. Ты там здоров?

- Здоров.

- Мне тоже показалось странным. Если ты болен, то зачем тебе жена?

- Незачем, - при всей своей нарочитой кукольности, Алиссия была особою практичной. – Милая, а ты не могла бы послушать?

Раньше он сплетнями не особо интересовался, но если уж речь о близкой кончине зашла, то стоило пересмотреть принципы.

- Мне Максик колечко подарил… с бриллиантом…

- Я тебе тоже подарю колечко.

- Зачем мне два колечка? – ненатурально удивилась Алиссия, в шкатулке которой колец было больше сотни.

- Тогда браслетик.

- Лучше сережки. Я недавно такие очаровательные сережки видела! С ума сойти можно! Представляешь, такие крохотные бабочки…

- Скажи, пусть пришлют счет.

- Ты такой милый, когда не бука… не то, что твой братец. Он мне никогда не нравился. Мэйни, будь осторожен, пожалуйста.

- Буду, дорогая.

Что ему еще остается делать. Интересно, во что серьги Алиссии станут? Тысячи полторы? Две? Вряд ли больше пяти, она всегда умела чувствовать грань. И нужны-то они ей исключительно коллекции ради.

- Он не так давно появлялся… - Алиссию легко было представить.

Сидит на пуфике.

Пушистом пуфике рядом с глянцевым столиком из последней коллекции кого-то там. Прижимает к уху белоснежный телефонный рожок, накручивает провод на мизинец…

Воплощенная нежность.

Очередной обман.

- С недельку тому… о тебе беспокоился, предлагал навестить… - она говорила медленно, дразня Мэйнфорда, зная, его нетерпеливость. – Намекал, что можно было бы и без брака обойтись, что старая любовь не вянет. И что женщины у тебя давно не было.

Интересный поворот. И с каких это пор Гаррет озаботился личной жизнью старшего брата?

- Ему почему-то в голову взбрело, что если бы мы с тобой встретились, то ты бы не устоял… предлагал мне одну интересную вещицу…

- Какую?

- Старый свет. Там умели делать забавные штучки. Как по мне – довольно громоздко и пафосно, ты же знаешь, тогда в моде была тяжеловесность… браслет Невесты. Помогает забеременеть… забавно, да? Я Максику проболталась, он теперь купить хочет. Наследник ему нужен, видишь ли…

Браслет Невесты? Что-то такое Мэйнфорд читал. Надо будет уточнить. Если вещица была популярна в свое время, то в справочнике о ней упомянут.

- Погоди, - он всегда отличался некоторой медлительностью, которая мешала мгновенно вникать в суть вещей. – То есть, он хотел…



Карина Демина

Отредактировано: 13.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться