Дети Мертвого Леса

Размер шрифта: - +

Глава 2. Эрлин

 

 

 Если не открывать глаза, можно представить, что он еще рядом. Пока темно, пока совсем тихо, только Бьярни сопит под боком, незаметно перебравшись ночью из своей кроватки поближе к Эрлин. Можно представить, что Хёнрир тоже здесь. Эрлин даже кажется, она все еще чувствует на подушке его запах…

Она не верит, и ей все равно, что по этому поводу говорят.

Хёнрир жив. Эрлин чувствует это.

 

В их последнюю встречу все вышло не так…

Тогда казалось – ей вообще не стоило приезжать, стоило подождать немного… дома все  было бы проще. Но если бы Эрлин не приехала… последняя встреча.

Военный лагерь у Фесгарда, конец осени. Уже перед самым взятием, после долгой осады, когда все устали, когда силы и без того на пределе… короткий пасмурный день и темная ночь…

Когда Эрлин приехала, Хёнрир только вернулся из какой-то вылазки со своими людьми, вымотавшийся и злой, засохшая кровь в волосах.

Так хотелось броситься к нему на шею. Эрлин так скучала.

- Не подходи, - сказал он. – Эрлин, прости… не обижайся, но не подходи сейчас ко мне. Хорошо? Я закончу все дела, и приду сам. Отдохни.

Это очень больно, но она понимала. Уже слишком давно, слишком хорошо знала Хёнрира, чтобы все понимать правильно. Вокруг война, и он боится, что не сможет вовремя справиться с собой. Боится, что зов Леса окажется сильнее, что страсть и голод возьмут верх, он сделает ей больно, не успеет опомниться. Он говорит ей это не потому, что не хочет, не потому, что не скучал по ней, и ему не все равно. Он просто за нее боится. Лес слишком глубоко пророс в нем.

Она ушла в его палатку и принялась ждать.

У него там какой-то очередной военный совет. И судя по крикам и ругани, доносившимся даже сюда, это тоже не прибавляло душевного равновесия.

Эрлин ждала.

Потом крики стихли, сиятельные лесные лорды разошлись… Тишина. Потом пьяные солдатские песни откуда-то издалека.

Хёнрира не было.

И иди, искать его – тоже нельзя.

Потом стихли и песни.

Небольшой очаг, поленья потрескивали… иначе поздний осенних холод пробирал до костей. Эрлин сидела, обхватив колени руками, смотрела на огонь.

Хёнрир пришел далеко за полночь. Долго стоял на пороге, замерев, словно размышляя, а не сбежать ли назад. Эрлин не торопила, не пыталась подойти сама.

И сразу видно, что никаких песен у костра он со своими людьми не пел, и не пил, и…

Он облизал губы.

Взъерошенный, напряженный, круги под глазами.

- Мне не стоило приезжать, да? – осторожно спросила Эрлин.

Он тяжело выдохнул, зажмурился, покачал головой.

- Я очень рад тебе.

Безумно искренне. «Ты мне очень нужна».

Она встала, сделала шаг.

Он подошел сам, обнял, прижал ее к себе.

Она слышала, как отчаянно колотится его сердце. Как он почти перестал дышать, пытаясь справиться. Каким нестерпимым огнем вспыхнули его щиты… до боли, что чувствовала даже она. Хёнрир из последних сил пытался отгородиться от Леса, который жаждал крови и удовольствий, который готов был разом сорвать с Эрлин все… и ее саму разорвать на части. Стоит хоть немного забыться - и конец.

Он сжал зубы до хруста.

Потом вдруг резко оттолкнул ее, едва не отскочил в сторону… отошел. Отвернулся, оперся ладонями о тяжелый дубовый стол, навалившись… и вдох-выдох… тяжело дышал, зажмурившись.

- Прости, - сказал хрипло. – Я очень скучал по тебе. Я очень люблю тебя, Эрлин. Но сейчас… не могу, - он выпрямился, стараясь даже не смотреть на нее. – Ты ужинала? Нет? Давай я сейчас найду что-нибудь, мы посидим… Ты расскажешь мне, как там дела, как Бьярни, как ты сама. Хорошо?

Почти отчаянье.

Отвлечься. Поговорить.

Он ушел куда-то, потом вернулся, принес хлеба, немного холодного мяса и сыра, пару яблок. И кувшинчик ягодного морса заодно, вина Хёнрир давно не пил.

Поставил на стол.

Сам порезал, разложил все… ему нужно было немного времени… и только потом снова посмотрел на Эрлин. Неуверенно улыбнулся.

- Прости.

Они сидели, говорили… это было хорошо, но… Так хотелось большего. То есть, конечно, и разговоров тоже, ей так многое хотелось рассказать, так о многом спросить у него. И все же, невозможность сделать шаг ближе – тянула и не давала покоя.

И даже сделав этот шаг…

Потом, до утра, они лежали в постели. Обнявшись. Тихо разговаривая. Эрлин даже пошевелиться боялась, потому, что случайно, чуть забывшись, она прижалась теснее, проведя ладошкой по его груди… и он так напрягся, мгновенно, все мышцы напряглись. Огнем обожгли щиты, резко вскинувшись. Лес учуял ее и Хёнриру стоило огромных усилий заставить Лес замолчать, загнать его подальше.



Екатерина Бакулина

Отредактировано: 27.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться