Дети Мертвого Леса

Размер шрифта: - +

Глава 13. Эрлин

 

 

Там что-то происходит.

За последний год все так удивительно изменилось. Эрлин кажется, раньше она была слепа и глуха, а теперь чувствует Лес, его движения, желания, его тревогу и его голод. И дело даже не в том, что сила Эрлин выросла, просто она научилась слушать.

И теперь – что-то происходит там, у самой границы. Словно нити Леса потянулись туда, словно там что-то важное.

И что-то неспокойно ворочается внутри, тянет, зовет. Даже не страх, а неясное предчувствие.

- Эрлин, слышишь? – Олин, который ехал чуть впереди, теперь поравнялся с ней. – Твари воют. Держись ближе ко мне.

- Они далеко, - говорит Эрлин. – И совсем не мы им интересны. Там что-то еще.

- Ты чувствуешь их?

- Да. Они далеко. Но… - только сейчас Эрлин понимает это впервые. – Что-то влечет их к границе, в сторону Красной Пади… куда едем мы.

 Олин хмурится, долго прислушивается сам. Кивает.

- Я бы предложил тебе вернуться. Мы выехали рано, время есть. Возможно, стоит оставить дома тебя и взять кого-то поопытнее.

- Я справлюсь, - уверенно говорит Эрлин. – Если хочешь, отправь посыльного, пусть пошлют еще людей, но и я поеду тоже.

- Я могу приказать тебе, Эрлин.

Эрлин улыбается. Да, он ее командир и она обязана подчиняться.

- Можешь. Но ты ведь не станешь. Я прошла ритуал и не могу сидеть дома, как раньше. Не волнуйся за меня. Тем более, как ты свой приказ объяснишь? Ты решил поберечь меня, потому, что я женщина?

Олин весело фыркает, по-дружески.

- Ты взрослая и сильная, - говорит он. – Ты сама убивала тварей. Но твой муж велел мне присматривать за тобой. И я головой отвечаю, если что-то случится.

- Поэтому я должна быть рядом. Так проще присматривать, тебе не кажется?

Олин всегда говорит о Хёнрире так, словно он вот-вот вернется и спросит за все, словно он уехал ненадолго по делам. Только Олин. Не пытается никого ни в чем убеждать, и если спросить его о Хёнрире, он пожмет плечами. Но в его словах всегда проскакивает спокойна и твердая уверенность. Даже Хель уже открыто говорит, что хватит ждать. Хотя в душе, Эрлин отлично знает, Хель тоже надеется. Просто сомнения и надежды не позволительны главе Совета, это подрывает власть.

- Ты упрямая, - говорит Олин.

- Разве это плохо?

- Это сложно, - говорит он. – Но, пожалуй, правильно.

 

Ночью кажется, что твари воют ближе. Тревожно.

Сложно, почти невозможно уснуть. Часовых Олин ставит из своих людей, давая Эрлин отдохнуть, она в первый раз, ей рано еще… хотя дело не в этом.

- Что происходит там? – говорит Эрлин.

Олин пожимает плечами. Он сидит у костра, не спит, только подбрасывает в огонь мелкие веточки – говорит, это помогает думать.

- Издалека кажется – там идет война, - говорит он. – Причем не просто стычки с людьми, а серьезно, с применением магии. Когда ты ездила к Хёнриру в Фесгард, ты не замечала чего-то такого? Так тоже было, похоже. Не замечала? Лес стягивает силы, чего-то ждет. Мне это не нравится, потому что там ничего не должно быть, только маленькая деревня и два десятка пленников, которых передадут нам. С людьми справится довольно просто, и если там только люди, даже если Йорлинг послал не двадцать человек, а целую армию, Лес все равно поглотит их. Но там что-то еще.

Наверно, Эрлин должна бояться, но сердце начинает биться чаще, словно… Эрлин даже боится подумать о том… словно в ожидании чуда. Непонятно откуда взявшаяся глупая надежда…

- Что мы будем делать?

- Я отправил человека в Торенхолл, предупредить, - говорит Олин. - Но моя задача, все равно, поехать и узнать на месте, разведать. Что бы там ни было. У Йорлинга есть своя магия, правда слабая, но кто знает, может быть, они придумали что-то. Мы должны быть готовы. Возможно там…

Олин хмурится как-то особенно мрачно, поворачивается к ней, смотрит в глаза. Долго смотрит, поджав губы, словно не уверен, стоит ли говорить.

- Что?

Тревога и надежда переплетаются, сворачиваются в животе, почти до боли…

- В Фесгарде что-то было, - говорит Олин. – Хёнрир все пытался понять, что это. Сила, которая ни во что не вмешивалась, но очень хорошо защищала коменданта, так, что он никак не поддавался никакому влиянию. Город готовы были сдать, но комендант упрямился, и его слушали, вся власть была в его руках. Хёнрир пытался достать его, да и не только Хёнрир, но вокруг этого Норага был непроницаемый щит. Причем питался щит откуда-то извне, не личными силами, не амулетами, а откуда – проследить никак не удавалось. Хёнрир говорил – это живая сила, человек, кто-то, обладающий магией, но отчего-то не желающий вмешиваться в войну.

Хёнрир… все это как-то связано.



Екатерина Бакулина

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться