Дети падшей Луны: Надежда молодого короля. Том 2

Размер шрифта: - +

Глава 5. На пороге мечты

 Гирон надеялся, что высокородные изменять своё решение. Он шёл, постоянно оборачиваясь, за что получал болезненные тычки от охранников. Изобретателю хотелось верить, что всё это грубая шутка и трое господ, от которых зависела его судьба, просто развлекаются так от скуки. Сейчас они махнут рукой и сопровождающее отведут его обратно, где все будут смеяться над его глупым выражением лица. Гирон видел как высокородные что-то живо обсуждали, активнее всех был темпераментный Рузак. Он живо размахивал руками и инженеру даже с такого расстояния казалось, что вместе со словами, он выплевывал из своего толстогубого рта ещё и слюни, которые грибным дождём разлетаются во все стороны. Эту жирную свинью изобретатель уже ненавидел всем сердцем. После небольших прений высокородные вновь спокойно стояли под навесом, провожая взглядом уныло бредущего к своему детищу Гирона.

За свою жизнь инженер создал много вещей, но с тех пор, как его изгнали из столицы почти все они оказались ненужными и сгнили где-то на городской свалке. Он помнил, как солдаты крушили его лабораторию и от бессилия его сердце сжималось в маленький комочек. На его глазах рассыпались прахом годы его научных изысканий и кропотливого труда. Тогда, после бегства и длительной депрессии Гирон нашёл в себе силы начать всё с нуля. Инженер с тоской посмотрел на одну из своих разработок - ветряную мельницу, возвышавшуюся над берегом. Она оказалась ненужной господам, потому что её постройка требовала немалых денег, а рабы могли молоть зерно вручную бесплатно. Но инженер, привыкший к тому, что его гениальные вещи быстро находят забвение, на этот раз не сложил руки, а подумал где можно использовать эту систему, которая с помощью редукторов могла преобразовывать ветер в механическую силу. После бурдюка вина, которым он залил своё разочарование и ночи проклятий, которыми он осыпал всех высокородных к нему пришло озарение. Гирон вспомнил, что в этом мире, лучше всего кормила война, а учитывая предвоенную истерию, которая буквально витала в воздухе, он понял, что нужно работать именно в этом направлении. Спустя некоторое время, это мирное изобретение стало основой для другой работы...

Два года назад случай свёл его с Рузаком, которому инженер помог усовершенствовать катапульты на крепостных стенах. Барон был настолько доволен тем, что радиус их поражения вырос на треть, что пригласил изобретателя на обед. Именно там в пьяной беседе высокородный высказал мнение о том, что было бы неплохо найти способ переправки людей по морю – это стало бы ключом, открывающим дверь к столице. Безумная идея сразу же пустила корни в голове Гирона и он уверил высокородного, что это вполне достижимая цель, которая, впрочем, потребует времени и изрядных финансовых вливаний. Рузак обещал найти средства, потому что данная сумма была для него слишком неподъёмной и скоро работа закипела. Инженер увлечённо трудился дни и ночи напролёт в коротких перерывах на сон, мечтая о роскошной жизни. Изобретатель на сколько позволяли возможности изучал повадки огромных морских хищников, буквально ночуя на берегу, подкармливал их овцам, отправляя животных на лодках в короткие плаванья, которые неизменно заканчивались в желудках у подводных тварей.

Наибольшего успеха Гирон достиг в пасмурное утро, когда над морем парил густой туман, лодка ушла очень далеко и блеяние овцы было едва различимо, но внезапно в просвете среди туч показалась Луна и шумный всплеск прекратил морское путешествие животного. Учёный сделал вывод, что морские драконы слепнут, когда густой туман и облака застилают собой Луну.

Сейчас он тоже пытался дождаться удобной для плаванья погоды, но терпенье высокородных лопнуло... Корабль, который он создал был грандиозной задумкой,  воссозданной в материале в кратчайшие сроки. Ученый понял, что чудовища способны пробивать деревянное днище и укрепил его на судне полосками из меди. Такая кольчуга требовала больших размеров от корабля иначе бы он пошёл ко дну под собственным весом. Колоссальный корпус судна нужно было приводить в движение, но единственный известный для этого способ – вёсла, не смог бы сдвинуть такую массу с места, поэтому Гирон объединил два своих старых изобретения - колесо с гребными лопастями от водяной мельницы и массивные крылья от мельницы, приводимой в движение силой ветра. Соединив эти механизмы системой редукторов он получил желаемый результат.

Вдоль бортов корабля он установил гребные колёса, которые приводились в движение от силы ветряков, установленных на высоких мачтах. На побережье проблем с движущей силой не возникало, даже если бог ветра Волинд начинал игриво менять направление своего бега, мачты, к которым крепились лопасти, можно было поворачивать вручную для того, чтобы поймать поток воздуха. На строительстве работали рабы, которых выделили высокородные, из них же потом была набрана команда, которую Гирон лично обучал премудростям управления кораблём и охоты на водных драконов. Особо много времени он уделял на инструктирование Пейзина – смышлёного молодого раба, под руководством которого и планировалось осуществить первое плавание. По иронии судьбы, теперь он был смещён со своего звания, став помощником изобретателя, поднимавшегося по лестнице на стапели, возведенные вокруг исполинского судна.

- Шагай! - один из охранников в очередной раз толкнул Гирона в спину.

Два приставленных к нему стражника словно соревновались, кто чаще и грубее напомнит о себе используя для этого малейший повод. Изобретатель тяжело вздохнул и проворно перебрался на корабль по широкому настилу прислонённому к борту судна. Ступив на палубу он тут же оказался в центре внимания рабов. Его команда покорно смотрела на своего господина, ожидая дальнейших указаний. Гирон стоял посреди этого людского скопления и не знал, что ему делать. Он чувствовал себя обманутым, покинутым и одиноким.



Денис Давыдов

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: