Дети пустырей

Глава 8.

Глава 8

Это радует.

 

Время все расставляет на свои места,

ведь время правит миром.

Со временем рядом остаются истинные друзья и любовь.

 

Третий день, как из ведра, льет дождь. Капли крупные, поток мощнейший, словно кран открыли. И ни на минуту даже не ослабевает. Дворы залиты, водосточные колодцы давно забиты, вокруг скопились обломанные ветки, листва и прочий бытовой мусор. Вода не успевает уходить. И все вокруг мучаются, чтобы добраться на работу. И никто не понимает, что работает обычная схема, одна из многих.

Водостоки с начала девяностых не чистили, а в бюджете ежегодно на это средства закладывали и закладывают, а под новый год в карманы рассовывают. Почти тридцать лет в стране бесчинствует прослойка номенклатуры, хитрых, подлых, алчных людей, способных только на обман своего народа, способных только наворовать и сбежать в теплые края. И вертели они народ и страну. В общем-то, их даже можно понять. За что уважать народ, зарабатывающий эти деньги и сдающий их в бюджет, и не способный заставить ими же выбранных чиновников работать честно. Строить, ремонтировать, развивать территории и отчитываться за каждую копейку. Но народ умеет лишь ныть и терпеть, так за что будет уважение. Хапают и воруют все, у кого появилась возможность. Это словно болезнь, поразившая все органы тела. Может быть у некоторых этокомплекс восьмидесятых-девяностых прошлого века. Их обижали, унижали и теперь они хотят почувствовать себя богатыми, уважаемыми, крутыми. У многих к этому добавляется комплекс пустых полок. Они хапают, не зная грани. Это словно мания, возможно, страх снова остаться без всего, голодать и нищенствовать. Но самое главное все же, это просто человеческая неуемная алчность.

Мы с Лизой встречались несколько раз вне компании. Сходили вместе в дендрарий, посидели в центре на лавочке, один раз я встретил ее с работы. И как-то так незаметно для всех и нас самих в первую очередь, это все из простого случайного знакомства на квартире у Ирины начало перерастать в нечто большее.

Сегодня утром я вдруг осознал, что мне хорошо с ней рядом и хотелось бы, чтобы это бывало почаще и подольше. Я понял, что хочу с ней встречаться. Осталось признаться, или еще немного присмотреться, понять, а будет ли ответная симпатия, есть ли шансы на взаимность. С другой стороны, а зачем тянуть, присматриваться, сказать как есть и все, да, да, нет, нет. Что тянуть, время только терять, иллюзии глупые питать.

И я позвонил. Мы встретились у торгового центра недалеко от дендропарка.

- Где пропадал? – едва увидев меня, воскликнула Лиза.

- Там несчастье случилось у нас. Вовка. В общем, проблемы были. И Гаврила сильно переживает, все еще не отошел.

- Знаю. Ирина мне позавчера все рассказала. Я с ним мало знакома, но сочувствую тебе.

- Пойдем, погуляем? Мне надо тебе кое-что сказать,- немного замявшись, сказал я,- Может, будем встречаться? Станем парой?

- Я думала, мы уже. Это же, само собой разумеется, после трех свиданий и поцелуя,- протараторила она и быстро поцеловала в губы.

Лиза потянула меня в сторону торгового центра.

- Вот как. Странная логика, наверно женская. Но я очень рад,- пробормотал я.

- Мне надо уехать с родителями. Так что увидимся через пару недель,- на ходу сказала она, с интересом разглядывая витрины в одном из отделов, куда мы успели дойти.

Мне нравилось наблюдать за ней. Она была в одном из своих красивых сарафанов и каком-то жакете, или как это у девушек называется. Сложно запомнить все названия женских вещей, слишком их много. В этот момент я поймал себя на мысли, что для женщин выпускается огромное количество красивых вещей, в разы больше, чем для мужчин. Одних только аксессуаров и мелочей, бижутерии тысячи разновидностей. От одной только цветовой гаммы в глазах рябит, и от разнообразия форм.

С одной стороны несправедливо, а с другой стороны они ведь женщины. Им это нравится, наряжаться для себя, для конкуренток, для нас – мужчин, в конце концов, чтобы нравиться.

А мужчинам это не нужно. Мужчины должны оставаться мужчинами, строгими, брутальными, немного грубыми, храбрыми, защитниками. Явно не теми, кто в наше время появился, благодаря тлетворному влиянию цивилизованной испорченной европы, заокеанской колонии британской короны, их рекламе, моде, идеологии. Ну ничего, однажды мы таким всем наподдаем, схватим за прилизанные волосы и поставим бланш. Каждому по пенделю волшебному подарим.

Я осознал, что проснулась жестокость. Опомнился и продолжил наблюдать. Лиза выбирала духи, принюхивалась изредка, оборачивалась ко мне и задорно улыбалась. Я в ответ улыбался и продолжал наблюдать, ждать.

Она еще ребенок по сути или просто девушка, у нее сплошные мотыльки, цветы, шопинг, ветер в голове, глаза блестят. Нет никаких негативных мыслей, воспоминаний, прагматичных планов. Может оно и к лучшему, может лучше, чтобы так оставалось на всю жизнь или хотя бы как можно дольше. Жить в розовых очках, просто и не замечать горькой правды, серости будней и правды улиц.

Может это есть счастье, она счастлива, а таким как я, надо завидовать, таким как она. Не знаю. Не знаю…

Я поймал себя на мысли, что снова наблюдаю за ней. Мне все в ней нравилось и ее по-детски худые руки, покатые плечи, нежная кожа, овальные щеки смешные, россыпь родинок на шее. Я словно впал в транс, из которого меня вывел звонкий голос Лизы.

Нагулявшись вдоволь, мы дошли до метро и поехали на Ботанику.

Гаврила с Колей Стеклом полдня гоняли по всему городу на десятке цвета миндаль в цвету, машина, кажется, принадлежала Партизану. Затем они забрали Витька из радиомеханического техникума, заехали на дачу к Сереге, чтобы набрать зелени для салатов. И только после этого приехали к Ирине.



Алексей Беркут

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться