Дети пустырей

Глава 10.

Глава 10

Мои цветы.

 

Чуткость - добрая мать злой дочери, изоляции.

 

У воды всегда хорошо, спокойно. На берегу озера сидеть здорово. Забывается многое, а что не забывается, то становится слабо видимым, менее напрягающим и давящим. В окрестностях моего города есть несколько крупных водоемов, но мне нравится именно это озеро. Его берега почти не застроены и в воде мусора не так много, как в остальных. И добраться сюда не так уж сильно долго, сорок минут на маршрутке и уже на месте. Я часто езжу сюда именно один, как и сегодня. Никто не знает, даже Гаврила, и Лиза, и уж тем более родители.

Я как обычно тормознул микроавтобус, вышел и начал, буквально, продираться сквозь густые заросли ивы, пока не вышел на поросший высокой травой берег.

Дурные мысли второй день лезут в голову. Вот сижу и думаю, кто такие мои друзья. Раздолбаи, может быть. Тунеядцы, скорее нет, чем да. Крутые или отморозки, отнюдь. Ботаники, тьфу-тьфу.

Вообще с того дня, как мы с Гаврилой выставили барыгу, все изменилось. Каждый день чудится слежка, какие-то подозрения возникают от любых слов и поступков приятелей. С Гаврилой тоже самое происходит, это видно. Я пару раз пытался обсудить, но он резко съезжает с темы. И получается, что или только я параноик, или он попросту сумел отбросить загоны и жить дальше.

А моя Лиза тоже стала задавать неуместные вопросы, у нее вообще интуиция сильно развита.

Теперь я начал и к остальным приятелям и подругам относиться настороженно. Кто знает, что у них в голове. У меня к ним, если честно, вообще отношение с детства нестандартное, но об этом я даже лучшему другу не рассказываю. Не поймет, поднимет на смех или того хуже, перестанет общаться.

Как бы это сказать, я всех, то есть не людей, а именно друзей, представляю в образе растений. Одна подруга, например, колокольчик, другая хризантема. Остальные васильки, лотосы, фиалки, подснежники, орхидеи, одуванчики и лилии. А еще есть чертополох, лопух, репейник, зверобой, крапива, подорожник. В основном цветы, это с детского сада началось, во время одной из обычных прогулок. На самом деле это потому, что кто-то оказался внешне похож.

Я просто люблю цветы, вот такая странность мужчины. Они радуют душу, больную, истерзанную. Цветы, да и вообще растения, как и родные люди, которым можно рассказать, тайны доверить. Выговориться порой, когда прёт наружу от неприятностей и этой непредсказуемой вещи, под названием жизнь.

Бывает правда, что находясь рядом с ними, все равно чувствую одиночество. Гнетущее чувство. У Гаврилы такое же происходит, я наблюдал и несколько раз замечал, как он, находясь в компании, вдруг отстраняется, куда-то его сознание улетает.

Эти цветы случается и кидают. Подставляют. А в принципе зная их изнутри, можно просчитывать действия и поступки.

Из ступора меня вывел неожиданно заморосивший мелкий дождик. Я встал с земли, застегнул ветровку и пошел прочь от берега. К обеду, изрядно вымокнув, я вернулся в город. Зашел домой, быстро поел и позвонил другу.

Мы встретились на окраине промышленной зоны, поздоровались и сразу пошли дальше. Пересекая пустыри, перелезая заборы и петляя по давно проторенным тропинкам, между гаражей, цехов, складов, мы дошли до пункта назначения. Это было большое здание и мы, как и раньше, подпрыгнули по очереди к металлической пожарной лестнице и забрались на чердак.

Здесь лет пять назад мы вдвоем оборудовали себе тайник. Из-за нагромождений гаражей, конструкций, торец здания оказался недоступен любопытным и бездомным, а мы пролезли однажды и потом поставили здесь пару ящиков в качестве стола, приволокли несколько листов плотного экструдированного утеплителя.

- Забыли в магазин зайти, Костыль. Надо было продукты захватить.

- Мы надолго здесь? – удивился я.

- Откуда мне знать. Посидим пока. Вообще все бесит. Видеть никого не хочу.

- Гаврила, ты с чего завелся?

- Просто встретил Семена вчера. Мелкого того помнишь, что спасли недавно?

- Да,- ответил я, доставая из внутреннего кармана куртки новые карты.

- Так вот он со мной даже не поздоровался, пока я ему не пояснил за себя. Вот она, благодарность! Помогай людям.

- Гаврила, ты успокойся. Он же ребенок. Тогда ночь была, темно. А у него шоковое состояние, перепугался. В такой ситуации, сам подумай, можно и свое имя забыть на пару минут.

- Тоже верно, Костыль. Все равно, нехорошо.

- А что хорошо? Вот ты мутузишь людей. За всех впрягаешься. И что толку? Ты будь благодарен этому Семену, он хоть не скрывая, не признал. Это хотя бы честно. А большинство твоих приятелей лицемерно показывают тебе верность, клянутся в дружбе. А по факту, у всех свой интерес. Пока ты за них рулишь, им хорошо, а ты рад стараться.

- Ты про что вообще, Костыль? Зачем за спиной про людей говорить?

- А я никого не обвиняю, просто про природу человеческую тебе рассказываю. Ты считаешь их друзьями, причем всех. Без разбора, но не бывает много достойных людей, верных друзей. Многие люди рождаются мелкими, малодушными. Кого-то родители воспитывают такими, хитрыми, жалкими крысами. А ты как думал?! Если у взрослых мужчины и женщины низкие морально-волевые качества и жизненные принципы шкурные, то ты думаешь, что они воспитают человека с сильными морально-волевыми качествами? Нет, только по образу и подобию своему, такое же фуфло и воспитают.

- Завали, Костыль,- недовольно воскликнул Гаврила и вдруг бросил в меня пустую пачку от сигарет,- Я в парнях уверен. Разбираюсь в людях уже достаточно.

- Точно, в таком возрасте, без вариантов, разбираешься. Ты врешь самому себе. Просто тебе хочется в это верить. Нам всем хочется во что-то верить, питать иллюзии и даже искать оправдание некоторым вещам в мире и в собственном окружении. Это самовнушение, самообман. Больно любому признавать некоторые вещи, и мы цепляемся за то, чего в реальности не существует. А они никто. При первой же серьезной буче, некоторые сольются. Наступает взросление, характер проявляется. Кто-то женится и просто исчезнет с горизонта. Кто-то кого-то кинет и припеваючи продолжит жить. Морда, например, был гнилым с детства, таким и останется навсегда. Он и свою Алину бросит, и ребенка, ведь думает только о себе. Серега еще та крыса, бортанет при первой же возможности, даже не поморщится. Просто будет менять окружение время от времени. Каждый пойдет своей дорогой. Может, думаешь, что Витек лучше? Сейчас он тут, а завтра уже там. И не придет на помощь. Для него это просто веселье подросткового возраста, он думает, что это игра, юность. Он тянется за тобой, пока это интересно и безопасно. А чуть что и исчезнет. За него отец все сделает. Купит военный билет, устроит в институт, проплатит диплом, купит машину, квартиру, пристроит на работу или бизнес. Вот и все.



Алексей Беркут

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться