Дети пустырей

Глава 16.

Глава 16

Радикально.

 

Всему своё время.

За закатом последует рассвет.

Судьба твоя не дремлет.

Будет после тьмы дремучей свет.

 

Зерно истины в каждом слове.

Частица печали где-то запрятана.

Не поднимай от удивления брови.

В глазах твоих прошлая жизнь упрятана.

 

Доля правды есть в каждой книге.

Доля лжи есть на каждой странице.

В каждом томе вопль дикий.

Листы в крови, хоть и белые, как перья речной птицы.

 

Сегодня король, а завтра ты раб.

И стоишь с понурой головой у реки.

Тянутся к тебе сотни когтистых лап.

Ждут от тебя протянутой руки.

 

 

Как только ты вырастешь, тебя сразу подтянут под понятия. И уже никуда не отвертишься, или с щитом или на щите, как говорится. Так и у нас произошло. Мы по уши завязли в этом. И хотя меня уже тошнило от бесконечных уличных замут, но друга оставить я не мог, не решался. А может быть чувствовал ответственность.

А может просто не готов был признать, что и сам такой, и нет сил противостоять стадному инстинкту, тлетворному влиянию.

Не прошло и недели после второй встречи со спортсменами, как у нас наметилась новая неразбериха. Даже не так, попросту разборка.

Месиво ни с чего началось. В районе железнодорожного вокзала встретились по их инициативе, а мы просто не стали спорить, хоть и опасное для нас место было.

Хотели обговорить их косяк. Знаешь ли, один из домов в нашем квартале свастикой своей уродской украсили. Это нормально? Нет. Просто в наш район переехала семья одного из таких с Орджоникидзевского района.

Через два денька четверых их ребят кто-то избил сильно. Еще через день один из наших оказался в реанимации. Всего лишь в клуб пошел, а после его встретили. Видимо, был звонок от местных своим старшим.

Затем они позвонили мне и назначили встречу. Я все обсудил с Гаврилой, и начали готовиться. В назначенное время cобрались все, кроме Гаврилы. Вот как. Такие дела.

В общем, все как в дешевом боевике получилось. Цепи, палки, кулаки. Эти бритые сплошь прокачанные оказались, на протеинах сомнительного качества. Мясо. Короче. Нас бы положили, если бы не приехавшие вовремя ребята Партизана. Расклад сил резко поменялся.

Минут через десять после начала заварухи, из кустарника, росшего неподалеку, у большой груды металлоконструкций, выскочил уличный байк черного цвета. Затормозил он едва ли не в центре побоища. Пассажир соскочил и, резко выдернув из-за пазухи куртки травматический пистолет, произвел два выстрела. И мы и фашики, встали как вкопанные.

Пассажир подошел ко мне и отодвинул стекло шлема.

- Гаврила?- шепотом произнес я, вытирая кровь от рассеченной брови, удивленно вглядываясь в друга.

- Сруливайте отсюда, Костыль! Погонники секут по этой встрече. Слили всех.

- Понял,- мгновенно прекратив вытирать кровь, сказал я.

- Через заправки беги до Основинского парка. Там у новостроек я тебя заберу.

Я побежал к своим. Гав закрыл шлем и, повернувшись к фашикам, выстрелил в ближайшего, а затем заорал.

- Завтра я вас всех распну! Чертилы… После этого спокойно сел на мотоцикл и водитель рванул в сторону перекрестка.

Я успел быстро все объяснить парням и мы все кинулись врассыпную. Буквально минуту спустя, услышали позади сирены.

Постепенно парни рассеялись среди переулков и цехов. Когда впереди показался парк, нас осталось четверо, включая меня. Я остановился отдышаться, а парни рванули между цехов промышленной зоны в сторону станции метро.

Мне даже не удалось, как следует восстановить дыхание, когда подъехала машина. Бесшумно так, тактично. Я резко поднял голову. Это была иномарка небесно-синего цвета. Из машины выпорхнула девчонка лет семнадцати и удивительно красивым голосом сказала.

- Залезай скорее. Некогда отдыхать.

Тут как раз подъехал стрит-файтер. Оба мотоциклиста соскочили и начали торопливо, но без суеты, снимать свои черные комбинезоны. Вторым оказался Коля Стекло.



Алексей Беркут

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться