Дети пустырей

Глава 19.

Глава 19

Пустой фотоальбом.

 

Кромсать и резать, словно фантики.

Отношения с когда-то родными людьми.

Завязывать дружбу в узлы и бантики.

Прочь добродетель! Мир уже не так мил.

 

Рвать на части своё прошлое.

Пришлое, не родное, ненужное.

И зрение напрягать, глядя в будущее.

Может там время человечное, дружное.

 

 

Уже было далеко за полночь, когда в отделение приехал отец.

Он расписался у дежурного, повернулся ко мне и сквозь зубы, произнес.

- Пошли.

Я встал с лавки и вышел на крыльцо, закурил, но отец выбил у меня сигарету.

Сначала я хотел возмутиться, но взглянув на него, лишь кашлянул и спустился по ступенькам к машине.

Едва мы отъехали, как он начал меня ругать.

- О чем ты думал, сопляк?! Зачем связался с таким отморозком.

- Ты про Гаврилу, что ли?! Его убили, как у тебя язык поворачивается.

- Хорошо, что сам цел остался. Мать вся на нервах. Сами шастают, где попало, от безделья мучается. Чего удивляться, сами виноваты в случившемся.

- Замолчи, если ничего не понимаешь, - закричал я.

- Ты покричи еще на меня, быстро ремня отхватишь. Такой же непутевый, как брат. Вырастили двух хулиганов.

- Вот именно, вырастили. Сами виноваты, со своим мышлением неандертальским. Нет, чтобы поинтересоваться жизнью, проблемами. Целый день на заводе, пришел и в телевизор уставился.

- То есть отец виноват, что вы преступниками выросли? Один в лохотроны играет, другой в драки на улице лезет.

- А кто, библиотекарь из соседнего района что ли, или депутат, что своровал миллионы и уехал в Черногорию жить?

- Замолчи, обормот!- рявкнул отец, остановив машину у подъезда,- Иди, мать успокой. Из дома никуда не выходишь, пока все не утрясется. Ты наказан!

Я выскочил из машины, не дослушав, и громко хлопнул дверцей. Едва он отъехал пару метров в сторону стоянки, как я вместо того, чтобы идти домой, повернул влево и начал удаляться от подъезда.

Через полминуты буквально, завернул за угол дома, ускорил шаг. Прошел еще между парой домов, еще и еще.

Я просто шел, шел, пока не начало светать и не погас свет фонарных столбов.

Опустошенность наполнила душу. Апатия бетонной стеной навалилась на меня.

Я поднял голову и понял, что нахожусь очень далеко от дома, от своего района. Впереди виднелись здания вокзала и торговых комплексов. Устав слушать бесконечные вызовы, я поставил телефон на бесшумный режим и пошел дальше.

Дойдя до привокзальных магазинчиков, я купил стакан кофе и пару беляшей.

Подкрепившись и отогревшись, вышел на улицу, где к этому моменту окончательно рассвело.

Вокруг начал суетиться народ. Мимо шустро пробегали местные торговцы, вереницы людей спешащих на работу, постукивая по асфальту колесиками дорожных сумок и пыхтя, пробегали уезжающие, будущие пассажиры.

Постояв немного в стороне и покурив, я немного успокоился и начал думать о дальнейших действиях.

Через минуту я уже шел целеустремленно обратно в направлении своего района, но не дошел, а свернул на Ботанику. Дошел до нужного дома и нажал кнопки на домофоне.

Кабина лифта остановилась, и я вышел на площадку.

Ирина уже стояла там с красными глазами.

- Зачем ты пришел? – спросила она.

- Не понял? – опешил я, услышав ее тон,- Я уже враг?!

- Почему ты не спас его?

- Вот даже как! То есть, я виноват?! – во мне начал закипать гнев от очередных претензий. Все словно ополчились и пытались найти крайнего.

- А кто? – сквозь слезы, сказала она.

- Уж точно не я,- мое терпение лопнуло,- Ладно, я вижу, бесполезно это обсуждать. По-крайней мере сейчас. Просто скажи, это очень важно. Гаврила не приносил никакого пакета или сумки?

- Нет. Он не появлялся у меня уже три дня. А что?

- Ничего. Надеюсь, мы сможем обсудить все позже, когда успокоишься. Слушай, Ирина, у тебя можно денег занять?

- После всего, что произошло, ты еще смеешь просить о чем-то!- недовольно воскликнула она.

- Понял. Все ясно, - сказал я и вошел в открывшуюся кабину лифта.

Путаница продолжала копошиться в голове. Приходили и уходили новые идеи. Мысли рождались и умирали.

Выйдя из подъезда, я пошел в сторону остановки. Сделал пару звонков и договорился с приятелями о встрече. Затем ответил на входящий вызов. Сказал матери «со мной все в порядке» и положил трубку.

На автобусе доехал до аквапарка и пошел в сторону речки. Я заметил их, едва завернул за торговые комплексы.

Аскен приехал на дядиной машине и привез Витька, Cтекло и даже Морду.

Я подошел и поздоровался со всеми. Аскен был в отличие от остальных молчалив и почти сразу сел обратно в машину.

- Рассказывай, Костян. Как же так все вышло? – вдруг с вызовом сказал Морда.

- Не понял. Какие-то претензии ко мне? – еще не уяснив обстановку, ответил я вопросом на вопрос.

- А почему бы нет,- продолжил он,- Гаврила мертв. Его сестра говорит, что ты был с ним. Вы несколько дней пропали из виду, никому не звонили. Аскен говорит, что Гаврила дважды сбрасывал звонок. И что прикажешь думать?



Алексей Беркут

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться