Дети пустырей

Глава 20.

Глава 20

Лёгкая жизнь.

 

Когда человек приводит свои амбиции в норму,

он может позволить себе говорить правду.

 

На похоронах я не решился подойти ко всем сразу. Поэтому пришлось наблюдать издалека. Я видел отца Гаврилы, как пришли сестра Марина и Ирина с сыновьями. Видел и своих друзей. Они тоже заметили меня, но сделали вид, что не видят. А я и не стремился с ними общаться.

Я дождался, когда все попрощаются, сядут в микроавтобусы и уедут в город. Только тогда я подошел к могуле друга, и долго стоял там. Про себя, мысленно с ним общаясь. Когда мысли закончились, я довольно быстро покинул территорию кладбища и еще долго шел по обочине дороги, пока, наконец, не устал и не свернул в один из микрорайонов. Прошел еще пару сотню метров и, заметив в одном из дворов пару лавочек, заросших высокой травой, направился к ним.

Здесь было тихо, лишь изредка скрипели двери одного из подъездов соседних домов, да слышались детские крики с площадки неподалеку.

К пустырю, где я сидел, подъехал серебристый внедорожник. Из машины вышла Лиза и подошла ко мне. Тихонько взяла за руку и сказала только одно слово.

- Пойдем.

Лизу отчим высадил у дома и поехал прочь из двора.

Она лишь помахала мне рукой, послала воздушный поцелуй и пошла к подъезду.

- Ну вот и познакомились, Константин,- хрипловатым низким голосом сказал он, притормозив на перекрестке и протянул широкую ладонь,- Жаль, что при таких обстоятельствах. Как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Я Максим Леонидович, отчим Елизаветы.

Я пожал ему руку и кивнул в знак понимания и, снова повернув голову вправо, уставился на тротуар и деревья.

Он ехал и ехал, долго очень, так, что я потерял счет времени. В итоге мы вообще покинули пределы города. Потом вообще свернули с асфальта и углубились в лес. Внедорожник петлял по проселочной грунтовке. Лес сменялся полем, потом снова лесом. Мимо мелькали деревенские избы, заборы, трактора и комбайны. Я не обращал на все это внимания, мне сейчас было абсолютно фиолетово на все.

Пока, наконец, он не остановился у очередного леса. Внедорожник остановился у небольшой изгороди, за которой я увидел высокий бревенчатый дом. И небольшой свежий сруб рядом.

- Пойдем,- сказал Максим Леонидович и направился к дому.

Я вылез из машины и пошел за ним. Чистый воздух ударил по мозгам, прояснилось на миг сознание. Вошел за ним в дом. Отчим Лизы копошился возле большого деревянного стола на кухне.

- Садись, шпана,- добродушно сказал он и налив два стакана из большого металлического чайника, сел на один из стульев.

Запахло мятой.

- Это ваш дом?

- Да. Но хозяйничает здесь сосед. Присматривает по моей просьбе. Во дворе видел сруб? Вот, его работа. Общее дело. Он с бригадой рубит, моя фирма сбывает и лесом снабжает. Итак, краем уха я слышал про случившееся. А что твои друзья говорят? Они в курсе этой ситуации?

- Все они, уроды. Предатели. Когда все хорошо, они рядом. Едва случилась беда, как они все пропали. Исчезли из виду.

- Ты уж определись, если человек тебе друг, так зла не сделает и вреда. А если подставил, предал, так какой он друг. Ты просто несколько лет жизни зря прожил. Потерял, получается, но взамен опыт приобрел. Надо знать, ради чего живешь, и ради кого. Вокруг много фальши и иллюзий. Так и твой друг, Гаврила. Он знал, на что шел? Он думал о ком-то кроме себя?

- Он не специально. Не со зла.

- Так еще хуже. Тупой значит. Глупость - еще хуже. Лучше уж хитрый план и четкие намерения. Это хоть говорит, что у человека мозги есть. А не просто так. Нежданка. Живи и не знай, что дальше. Кому это надо, получать такие неприятные сюрпризы.

- Нельзя так про мертвых. И вообще, если у вас все хорошо, это дает вам право всех судить?! – возмутился я.

Максим Леонидович слегка ухмыльнулся и продолжил спокойно говорить.

- Послушай, я понимаю, что в тебе и обида сейчас играет, и юношеский максимализм, и стресс. Я не собираюсь тебя учить или ругать, просто с тобой разговариваю. А если судить по твоим словам и рассказам, то у вас стандартная ошибка. Ты думаешь вы какие-то особенные, уникальные? Нет, все были молоды. До вас тысячи, миллионы проходили этот этап жизни. И многие тоже болезненно, с проблемами, и да, и с летальным исходом тоже. И зря ты сейчас заговорил про богатство. Когда мы с женой познакомились, с матерью Лизы, то вовсе не были богатыми. Это сейчас у нее модельное агентство, а у меня пара фирм, несколько магазинов и небольшой завод. А тогда она была обычной молодой девушкой двадцати трех лет с грудным ребенком на руках и практически на улице. А я буквально год назад, как закончил институт, как пришлось схоронить родителей, затем родного брата и его жену. На руках остались племенник с племянницей. А времена были не нынешние, сытые. Тогда все развалено в стране было, заводы, колхозы. Страну, буквально положили на лопатки. Нагнули так, что никто продохнуть не мог. Вот у меня настоящие друзья хоть были, не то, что твои. Времена меняются, люди мельчают. Меня поддержали. Тогда некогда было выбирать, чем на хлеб зарабатывать. Мы с Яной сошлись, здесь, кстати, жили первые два года. Квартиру брата я сдал в аренду, хоть какие-то деньги. Она с детьми здесь водилась, а я день в городе людей прессовал, а вечером сюда, поужинал и в огород картошку окучивать.

- Так вы бандитом были? – изумленно посмотрев на него, спросил я,- а зачем картошку выращивали тогда?

- Тогда много, кто кем был, кто от безысходности, а кто от вседозволенности. Знаешь, парень, это суровая российская действительность. То, что на улице беспредел и распоясалась молодёжь, распоясалась часть молодёжи, оно и тогда так было, и до нас, и сейчас. Не в определенных годах дело. Вот сейчас бандиты, люди от тридцати до шестидесяти лет. Скажи, кто они?! Когда-то были детьми, подростками. Учились с нашими родителями, воспитывались советскими людьми, вроде нынешних бабушек и дедушек, которые нас воспринимают как зло, исчадье ада. А они так, ерунда. Они не их дети и внуки. Но при их советском времени все были хорошими. Государство хорошее, люди прекрасные. Всё отлично. Вдруг союз развалился и бандитизм, как на грядке выросли. Мгновенно. И их мозги и понятки сформировались в одну секунду. Чушь несусветная. Воспитаны были законопослушными милыми людьми, рабочими заводов, воспитателями, советскими учителями. И вот такое порождение. И сейчас не лучше. На улицах, куда не глянь, наркоманы, панки, гопники, репперы, садомазо, фетишисты, ботаники, расисты, заднеприводные, в квартирах разные от интернета зависимые и геймеры.



Алексей Беркут

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться