Дети пустырей

Глава 22.

Глава 22

Важная роль.

 

На губах чуть слышный шёпот.

Недосказанное о любви к тебе.

Фразы и слова, бессвязный птичий клёкот.

Сердце прячется в тени, в самой судьбе.

 

Руки в волосах застряли.

Полный хаос в голове.

Эх, на что мы волю променяли.

Мы запутались в себе, мы словно на войне.

 

Перед глазами череда любимых, лица.

Фотографии в нагрудном маленьком кармане.

Память топчется на месте и пылится.

Мысли о тебе, о сестрах, братьях, маме.

 

На губах лишь привкус табака с горчинкой.

Свист в ушах от воспоминаний прошлой жизни.

Победы, поражения. Всё это картинки.

Мысль заблудилась в утреннем тумане.

Жизнь - пирог с ядовитою начинкой.

 

Не знаю, сколько я проспал.

На улице было темно и в первые пару минут, вообще не понимал, был вечер там или утро. Пока в комнату не вошел отец.

- Вставай уже. Сутки спишь. И иди завтракать, мать ждет,- сказал он, внеся в мое туманное сознание хоть какую-то ясность.

В ванной я провел не меньше получаса и даже не потому, что очень тщательно наводил чистоту. Просто стоял с зубной щеткой во рту и, упершись руками на края раковины, смотрел на бегущую из крана воду. Непонятное состояние, прострация, словно с глубокого похмелья, потерянность, отрешенность.

Когда я, наконец, покинул ванную комнату, стало понятно, что завтракать особо не хочу. Я зашел на кухню, выпил практически без паузы две кружки крепкого кофе и ответил на пару вопросов матери, прежде чем направиться в прихожую.

Уже на выходе меня окликнул отец и сказал, что вчера приезжал отчим Лизы и просил меня позвонить. Я сказал отцу «хорошо», и вышел в подъезд.

Выйдя на улицу, я первым делом собирался позвонить Аскену, потом передумал и быстрым шагом направился в сторону Титова. Затем перешел улицу и углубился в промышленную зону. Дошел до большого цеха на окраине и забрался на чердак.

Не знаю, зачем пришел сюда. Ах да, решил забрать карты, разобрать импровизированные диваны из досок и утеплителя.

И тут испытал просто шок. Сдвинув очередной лист полистирола, я увидел черный блестящий пакет. Это было именно то, про что я подумал.

Гаврила никуда не прятал деньги и не отдал никому из родственников, он просто принес их в наше убежище и просто положил.

Уму непостижимо, я сел на доски и долго не мог прийти в себя. В очередной раз я запутался в намерениях друга, убедился, что полностью его не знал и может даже не понимал.

Я закурил электронную сигарету, но сделал всего пару затяжек, убрал ее в карман и поспешил покинуть чердак. Мне не хватило терпения покинуть промышленную зону и я набрал Максима Леонидовича.

- Не прошло и года! – немного раздраженным голосом сказал он, - я тебе помочь пытаюсь, а ты шляешься, где попало. Не говорю уже о том, до чего ты довел мою дочь. Где ты?

- У себя, на Вторчике. У меня к вам серьезное дело.

- Что ж, у меня то же самое. Хорошо, иди к автозаправке у Рижского переулка. Сейчас заеду по одному делу и сразу за тобой.

Он рассчитал все точно, впрочем, я не удивился. Едва я дошел до перекрестка Титова и Рижского, как заметил его внедорожник.

- Во-первых, Костя, на тебя поступило новое заявление,- сказал он, едва я захлопнул за собой дверь,- Во-вторых, я почти договорился насчет денег.

- Максим Леонидович, я нашел деньги. Гаврила их просто спрятал.

Он посмотрел на меня удивленно.

- О, это конечно облегчает нам задачу.

- Что за заявление на меня подано и кем?

- Заявление от отца Гаврилы и его сестры. Только ты сильно не злись, по моим сведениям их или подкупили, что не сложно, или надавили те ребята.

- Вы же с ними все уладите, правда? Его зарезали. Ищут меня, сами знаете, что просрочка вышла.

- Константин!- сказал он очень жестким тоном, который мне очень не понравился,- даже если я передам им эти деньги, даже если положу собранную сумму сверху, как извинение, даже если заберут заявление родственники твоего друга, то ситуация не разрулится. Тебе придется пропасть из виду, из города. Исчезнуть на несколько лет, пока все не утихнет. С этого момента я запрещаю тебе видеться с Лизой. Если действительно любишь, то расстанься. Дай девчонке жить. Сам если не сподобился головой думать нормально.

- Но она тут причем? Мы вместе уедем и спокойно заживем.

- Ты все еще не понимаешь!- рявкнул отчим Лизы и вдруг ударил кулаком в приборную доску,- Просто поменять город не получится. Ты уезжаешь служить в армию.

- Но у меня комиссия только через месяц?!

- Я уже договорился и с комиссаром и с моим хорошим другом, полковником одной из частей. Сейчас везу тебя в военкомат, отправка состава с новобранцами в четыре утра. Ты будешь служить под другим именем, а этот парень продолжит работать на меня, только неофициально. И запомни, отдан приказ. Они не отстанут, пока не накажут тебя. Я с твоими родителями уже все обсудил еще вчера.

- То есть и мама, и папа в курсе?! Я сегодня завтракал утром, а они просто промолчали?!



Алексей Беркут

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться