Дети радиопомех

Размер шрифта: - +

Глава 4. Герои.

Женя Комаров добрался до своих к полудню. Рота, к которой он был приписан, орудовала где-то в районе посёлка Управленческий - жителям его приходилось сейчас совсем несладко — и Женя, пораскинув мозгами, решил, что путь туда далёк для обессиленного, одетого слишком легко для мартовских холодов человека. Кроме того, с прошениями о переводе нынче никто не заморачивался. Тебя с распростёртыми объятьями ждут там, где ты можешь принести пользу.

До ботанического сада, рядом с которым, в здании аэрокосмического университета, была расквартирована четвёртая рота, получившая за «цифровой» камуфляж прозвище «космические войска», Женька добрался, уже не чувствуя себя беглым рабом. В какой-то автомастерской молчаливый механик перекусил болторезами цепочку наручников. С одним браслетом Женька сумел расстаться самостоятельно, смочив кисть в воде и стянув его с левой руки. Правая же распухла так, что с «украшением» пришлось смириться.

Четвёртая рота представляла собой младший командный состав семидесятой военной части, что размещалась в четырёх кварталах севернее, ближе к Волге. Призывники, по большей части, разбежались, но остались контрактники, к которым прибились служащие тольяттинской ГРЭС -  последние проходили обучение в корпусах САМГТУ и жили в местном общежитии, - а также уйма всякого народа из бессемейных, не желающих оставаться в такой час в одиночестве. Отсев был жёсткий, и из тех, кто не был готов исполнять приказы и рисковать жизнью, сформировали хозяйственные отряды для восстановления городской инфраструктуры.

Связавшись со штабом внутренних войск, Женьку приняли без вопросов.

- Ты числился пропавшим без вести, - сказал ему комдив, усатый полковник лет пятидесяти с выцветшими волосами. – Считай, что тебе повезло. Обратись к Макарову, моему заму по хозяйственной части, он избавит тебя от браслета.

Комаров благодарно покивал, а потом вдруг сказал:

- А знаете, лучше не надо. Пусть будет моим талисманом. Буду всегда помнить о возможности пленения и быть начеку.

- Ну, как знаешь, - полковник повозил по столу, за которым сидел, папку с бумагами. Комаров устроился напротив, откинувшись на спинку стула и вытянув ноги к батарее. Комдив был сторонником военных порядков, но в виде исключения и из-за уважения к полученным ранениям, Женьке разрешили присесть. Его хотели положить в лазарет, но Комаров наотрез отказался. Хватит с него лазаретов.

Штаб занимал кабинет теоретической физики с многочисленными портретами и графиками на стенах. В трубах урчало тепло.

- Так что, ты говоришь, там произошло? - комдив постучал пальцем по столешнице.

Женя в общих чертах описал своё пленение и то, что он увидел на территории заброшенного завода. Комдив долго молчал, пристально глядя на Комарова, как будто тот был орехом, в скорлупе которого следовало отыскать слабые места.

- Не верите? – спросил Женя. Он пошевелил большими пальцами на ногах, с наслаждением отметив, что наконец-то их чувствует.

- Солдат, ты пропал со всех радаров почти на сутки, - неспешно, размеренно начал полковник, и Комаров понял, что разговор будет не из лёгких. - Вот смотрю в твои честные глаза и спрашиваю: герой передо мной сидит, бежавший из плена, или дезертир, погулявший на воле и вернувшийся под сильное крыло?

Он вдруг наклонился вперёд, уперевшись руками в край стола. Скрипнули ножки.

- Я знал одного из ребят, которых тогда убили. Караульных. Признайся, это был ты?

Подавив раздражение, Комаров выразительно звякнул браслетом.

- Нет, и вы это знаете. Есть свидетели. Меня вывели под конвоем.

Блеклые глаза комдива превратились в щёлочки.

- Эти головорезы могли быть твоими друзьями…

- Проверьте, - перебил Женька. Он повернулся и ткнул в пришпиленную к пробковой доске карту. - Отправьте туда нескольких ребят. Только пожалуйста, сделайте так, чтобы принесённые мной сведения не стали причиной чьей-то смерти. Там вокруг полно пустых домов, пусть ваши парни займут какую-нибудь квартиру и просто наблюдают. Это осиное гнездо, товарищ полковник, и муравьям там делать нечего.

Видно, что-то в лице сержанта убедило старого вояку. Он задумчиво щёлкнул пальцами.

- Ну хорошо. Я тебе верю. Откровенно говоря, при всех тех бедствиях, что уже свалились на наши головы, сложно ожидать хороших вестей. Я немедленно передам наверх.

- Они…

- Да, я уже понял, что они опасны. Знаю, ты жаждешь поквитаться, но скорее всего операцию доверят семёркам или третьей роте ВДВ. У нас другая задача, и толковые люди никак не помешают.

Но Женя совсем не горел желанием возвращаться – пусть и с оружием в руках. Слишком уж о многом требовалось поразмыслить. Он кивнул.

- Расклад таков, - полковник отодвинул бумаги и нарисовал пальцами на столешнице прямоугольник. - Под нашей юрисдикцией второй и третий сектор, вплоть до Постникова оврага. Охраняем граждан от чужеродных элементов, активность которых сильно возросла за последнюю ночь.

- Чужеродных элементов?

Вояка выдержал паузу, глядя на Женю в упор и ожидая, когда до него дойдёт. Молчание затянулось.



Дмитрий Лунь

Отредактировано: 23.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться