Дети разумного Солнца

Размер шрифта: - +

Арестована княгиня

Колобков с торжествующей издевкой, произнес:

-Попытка убедить профессиональных судей, что преступление совершено в состоянии аффекта не пройдет. Вы действовали по предварительному сговору и все трое. Конечно, вы последние глупцы, если вообще выбрали себе такой способ самоутверждения или карьеры, как революция и особенно террор, но… В наивность младенца, что можно уговорить отдать компрометирующие вам материалы, лишь силой убеждения ни мы ни судья, ни сам государь если ему поднесут прошение о вашем помиловании не поверят! Это лишь женская хитрость и расчет на жалость.

Карташов ледяным тоном произнес:

- Напиши письменное письмо с покаянием и дай показания, на других заговорщиков и мы постараемся смягчить тебе наказание.

Бледность у девушки стала исчезать, по лицу прошлись красные пятна, а голосе гнев. — Наказание понесу я сам, а говорить о других не вправе. Не пытайтесь расспрашивать меня о заговоре или сообщниках, все равно ничего не скажу, даже под плетью или с горящими фитилями между пальцев.

Колобков грубо рявкнул:

Тем лучше госпожа Тараканова, ваши знатные родственники только будут рады избавиться от такого позора как вы. А камере, с вами поговорят надзиратели на своем языке.

Бычков подошел к входной двери и отдал резким тоном приказание кому-то снаружи, потом тихо сказал Карташову:

— И все же, что бы там такого сказочного не было, мы самым тщательным образом осмотрим место происшествия, только преступницу поведем, надев на руки цепь и под конвоем. Да родичи Хинштейна будут изводить, нас требуя тела, хотя бы для достойных похорон.

Следователи согласно закивали, хотя и понимали, что отправляться к морю на поиски призрака после запоздалого признания убийцы — в высшей степени абсурдно. Кроме того ночью в горах, это и не безопасно. Но профессиональное любопытство победило лень и осторожность.

Жорж Бычок, по отношению к сверхъестественным силам, конечно, тоже настроился со скепсисом. Но он как сыщик-эксперт считал своей обязанностью, образно говоря, перевернуть все до последнего камешка, разложить все доводы по полкам, не делая исключения и для надгробных камней и для абсурдных аргументов. Кроме того, поведение собак также пока еще не раскрытая загадка.

из дома вышел полицейский полковник. Могучий более чем двухметровый боец – косая сажень в плечах, отличался прожорливостью и тягой к спиртному. Прихватив размером с конскую голову, бутыль с бренди, и пару колец колбас с крикливо разрисованной банкой консервов, он воровато оглянулся, запер дверь и последовал за остальными по тропинке, ведущей к скалам. После чего пустился вдогонку за остальными. Те впрочем, не очень спешили. Лишь одна Алиса, то обгоняла остальных, мелькая при свете луны казавшимися голубыми, голыми пяточками. Викторию сковали толстой цепью за обе руки заставив шагать между двумя полицейскими, и арестованная княгиня еле отвала от травы, дрожащие от мучительного страха ноги.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 04.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться