Дети тьмы. Полукровки.

продолжение

Посмотрев на часы, Анна поняла, что за последние полчаса делает это уже раз пятнадцатый. Однако время от этого не ускорялось. Собрание, на котором присутствовала, она считала абсолютно бесполезным. Вовсе не обязательно было поднимать шум из-за какого - то письма. Подумаешь, глава клана оборотней из Луизианы решил их посетить. И просит разрешения. Смех да и только. Анна ни когда бы не подумала, что по этому поводу следует собирать собрание. И тем более устраивать весь этот цирк, с зачитыванием и постановки вопроса на голосование. Вполне могли бы обойтись и без нее. Из-за этого шоу, она не попала к Нике. А она так ждала этой встречи.

- А что думаешь ты, Анна? – спросил ее мужчина, сидящий во главе стола. Все остальные присутствующие расположились как могли: кто на стульях, кто на диване. Кому не хватило место, смог устроиться даже на подоконнике.

- А разве мое мнение важно? – с вызовом спросила девушка.

Тихий гул, который до этого постоянно присутствовал в комнате, вперемешку с криками и временами даже ором, смолк. Все устремили свои взгляды на нее.

- Я думаю, что это все цирк! Вы и правда думаете, что если бы кто-то из них захотел здесь появиться, то предупредил бы нас? Вот так запросто преподнести себя нам на блюдечке? Очнитесь! Я не имею понятия, что эта за хрень, но она мне не нравится!

С этими словами, она вышла из кабинета, предельно ясно выразив свое мнение, хлопнув дверью от души. Однако дверь сразу же открылась и вслед за ней выбежал подросток, лет шестнадцати.

- Аня!

Анна предпочла не оглядываться, зная, что сейчас будет. Продолжая идти, она достала из кармана телефон и гарнитуру.

- Ань! Да погоди ты, – парень поравнялся с ней и практически бежал, пытаясь идти с ней в ногу.

- Что ты хочешь, Андрей?

Она вставила наушники в телефон, и прибавила шагу.

- Ну зачем ты так? Он же наш отец, – Андрей сделал попытку вразумить ее.

- А мне наплевать! - сказала она, вставила наушники в уши, убрала телефон в карман джинс, остановилась на мгновение, что бы чмокнуть брата в макушку и вышла из дома.

 

Небо было затянуто тучами, поэтому одинокую фигуру на кладбище было практически незаметно. Да и если бы ее кто разглядел ни за что бы не поверил своим глазам. Какой сумасшедший, придет на кладбище в час ночи? А если он все таки там есть, то от него тем более надо держаться подальше. Общение с таким субъектом не принесет ни чего хорошего.

Артем стоял в ограде, перед двумя памятниками. Надпись на одной гласила: «Алина Игоревна Шайн 1962 - 1984». Ниже под датой смерти: «Умирая, мы остаемся в вечности. В памяти тех, кто нас знал и любил». Это была могила его матери. Женщины, которую он не знал, но по-своему любил. Она умерла, даря ему жизнь. Уже за одно это ее следовало любить. Во второй могила была похоронена его бабушка. Женщина, которая воспитала его. Или, по крайней мере начала этот процесс. Амалия Шайн умерла, когда ее внуку было шестнадцать. Ниже даты ее смерти и рождения было написано: «Ты навсегда в моей вечности».

Артем вдыхал аромат ночного воздуха и собирался с мыслями. Он часто приходил сюда, именно в это время суток. Здесь было тихо и спокойно, это успокаивала его как ни что другое. Здесь он мог быть самим собой. Здесь он говорил с теми, кто знал его, и наверняка бы понял и поддержал.

Как то бабушка сказала ему, что все что он не может сказать ей, но хочет произнести и выговорить, он может сказать наедине в своей комнате своей матери. Она сказала, что та всегда его услышит и одобрит, что бы он ни сказал и не сделал. Благодаря этому совету, Артему, казалось, что он знает свою мать, и что она всегда рядом. Когда умерла его бабушка, он стал разговаривать с ней. Ей он признавался во всем: в своих достижениях и неудачах, в своем одиночестве и отчаянии, в своих страхах и надеждах. Но ему еще ни когда не было так трудно подобрать слова, как в этот вечер.

- Я не знаю о чем говорить… В первые жизни… Ты и так все знаешь… Хочется верить, что знаешь…

Слова потонули в могильной тишине кладбища. Даже сверчки перестали стрекотать, то ли от того, что были напуганы голосом непрошенного ночного гостя, то ли потому что, как казалось Артему, замер весь мир.

- Я помню все чему ты меня учила… Стараюсь не забыть. Хотя временами это сложно… Почему ты так рано ушла, ты так многого мне не объяснила! Я не знаю, что со мною происходит... Это слишком сложно… Все слишком сложно… Я так запутался… Просто невероятно. Знаешь, все это во мне, ты не говорила об этом, ты не говорила, что ТАК будет.

Артем со злостью пнул носком ботинка кочку травы под ногами. Вылетев с корнем, дерн перевернулся, и остался лежать, цепляясь краями за место своего прошлого пребывания.

В голове Артема промелькнула мысль, что он похож на этот несчастный кусочек земли, которому досталось за ни за что. Когда-то его так же взяли и выдернули из родного дома, посадив в клетку, которую называли домом ребенка.

- Она бУдит во мне что-то такое… - начал он снова. Но поняв что не договорил продолжил: - Это во мне постоянно, я тебе уже говорил… Господи, в тот день, когда это началось, я чуть с ума не сошел, да ты и так помнишь… Этот зверь внутри… Внутри меня… Как же так можно? Разве так бывает!?!?!? Получается что бывает… Как это происходит… Я до сих пор не могу объяснить, просто это есть во мне и все. Знаешь, я встретил девушку. Я… Не знаю, как это описать… Она бУдит во мне что-то… Будит Его… И он во всю глотку кричит, что она принадлежит ему… Мне. Нам. Он с недавнего времени перестал нас разделять, но я не хочу. Не хочу считать, что Он это Я. Мы два разных… Двое в одном теле и все. Просто как то не повезло.



SimKa (Симанкова Катерина)

Отредактировано: 11.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться