Дети тьмы. Полукровки.

Выходные

На следующий день Ника проснулась после полудня. Проснулась от того, что кожу неприятно защипало и зажгло. Она открыла глаза и увидела, как ее рука покраснела в том месте, где ее касалось солнце. Судя по ожогу, это длилось уже довольно таки давно. Тихо выругавшись про себя, она вскочила с кровати, подбежала к окну, и плотно закрыла темные шторы. И как только она не догадалась закрыть их вчера?

«Да потому что вчера тебе было не до этого» - подумала она, вспоминая вчерашний вечер, и отходя подальше от окна. И вообще она не имела привычки спать до обеда, поэтому обычно солнце не успевало к ней подобраться.

Солнце. Весна. А затем и лето. Очередное.

Посмотрев на ожог Ника, подошла к окну и раздернула шторы, подставив лицо теплому весеннему солнцу. Как же она обожала это ощущение, и как ей его не хватало.

Ее мать заметила эту странную реакцию на небесное светило, практически сразу, как начала гулять с дочерью под первым в ее жизни весенним солнцем. Врачи в последствии окрестили это, как очень острую, редкую аллергию, а ее мать начала прятать тело дочери под всевозможными легкими платьями, а лицо под широкополыми панамами, запасаясь всевозможными видами мазей и кремов от ожогов. Поэтому гулять Нике разрешалось лишь в пасмурную погоду, и все ровно одетой и застегнутой наглухо.

Не сказать, что бы девушка совсем не переносила солнечного тепла, или не могла находиться под солнцем. Могла и даже любила. Но те ожоги, что появлялись у нее после пары тройки часов пребывания на нем, чесались, зудели, и долго заживали, что ей было не свойственно. Поэтому она предпочитала избегать прямого контакта. И очень завидовала тем, кто мог находиться под горячей звездой долгое время, без особого вреда для своего здоровья, а, следовательно, завидовала она всем вокруг. Печально посмотрев на четырехлетних ребятишек, живущих этажом выше, которые с диким смехом бегали друг за другом по двору, поднимая кучи брызг в лужах, являющихся очевидно их очередной забавой, она улыбнулась, задернула поплотнее шторы и пошла в ванную.

Умывшись и почистив зубы, Ника достала из шкафчика крем от ожогов и помазала покрасневшую руку.

По квартире раздалась знакомая мелодия сотового телефона, оповещающая о том, что ей звонит мама. Найдя телефон в кармане плаща, который вчера просто кинула на шкаф в прихожей, Ника ответила:

- Привет.

- Привет. Как дела?- услышала она голос матери.

Ника улыбнулась про себя. Их разговор всегда начинался с традиционного: «Привет, как дела?». И все-таки, услышав такие знакомые и предсказуемые слова, она поняла, что очень соскучилась по матери, и не плохо бы было ее навестить.

- Нормально. Как сама? – ответила она, подходя к креслу в зале, и устраиваясь поудобнее.

- Отлично. У нас тут… солнце, - Ника поняла, что мама хотела сказать, этой запинкой, а точнее спросить: «Нету ли его у вас? Или оно уже и до вас добралось?». Странно, она же не в другой географической широте живет, а всего-то около двух часов езды. 

- Да? Странно, но у нас тоже и все в порядке, ни кто не умер – ответила девушка.

- Ты все шутишь? – серьезным тоном спросила женщина.

- Ну не плакать же, мам, уж если я с этим смирилась и привыкла, то тебе и подавно пора.

Ника не могла понять этого постоянного чувства вины матери перед ней. Словно она сделала, что - то такое, что навсегда испоганило (именно испоганило, а даже не испортило) жизнь ее единственного ребенка. И очень часто просила прощения, за что только Ника так и не поняла, даже по прошествии двадцати трех лет своей жизни.

- Возможно… - странно, ее мать даже не стала с ней спорить. - Как дела на работе?

- На работе? Нормально, – ответила Ника, подгибая под себя ноги, и беря с журнального столика, что стоял рядом, свой ежедневник.

- Когда ты надумаешь приехать ко мне?

Ах, вот оно что. От осенившей ее мысли Ника улыбнулась еще шире: мама с ней не спорит, потому что ждет в гости. Наверное, все споры и препирательства, ждут ее на месте. Нет, они не часто ссорились, практически никогда. Просто разговаривали, каждый отстаивая свою точку зрения, не переходя на повышенные тона. Мать всегда была для Ники лучшей подругой. И Ника рассказывала ей все. Ну, или практически все, за исключением некоторых деталей своей жизни, которые бы наверняка просто повергли бы родительницу в шок.

- Скоро, возможно на следующие выходные, – сказала Ника, вспомнив, что тоже соскучилась.

- А почему не на эти?

Ника бросила беглый взгляд на часы, весящие на стене, и произнесла то, что уже говорила не раз.

- Потому что уже суббота, мам, второй час времени. Ехать до тебя часа двав на автобусе, а мне бы еще собраться по такому случаю не мешало, так что у тебя я буду только в ночь. И завтра же обратно, так стоит ли оно того?

- Нет, ты права, – сказала женщина с грустью в голосе.

- Мы каждый раз обсуждаем одно и то же, – напомнила ей Ника.

- А почему ты не приехала вчера? Пятница короткий рабочий день, ты бы вполне успела на пятичасовой автобус.

- Вчера я гуляла.

- Да? С кем? – мать тут же загорелась, и видимо приготовилась слушать романтическую историю.



SimKa (Симанкова Катерина)

Отредактировано: 11.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться