Дети войны

Font size: - +

27.

Море бьется о мою душу, пытается найти в ней брешь. Палуба уходит из-под ног, – словно я пьян или блуждаю в зыбком видении, – ветер и волны заглушают все звуки, брызги взлетают выше поручней.

Море рвется ко мне, стремится оживить сны, преследовавшие меня с раннего детства. Сны, где я стоял на скалах над кромкой прибоя, смотрел в грохочущую бездну и видел, как приближаются корабли врагов. Как белые паруса затмевают небо, мчатся на крыльях бури.

И в каждом из этих снов я знал, – я сокрушу морское войско. Это моя судьба.

Но я не во сне, сейчас все иначе. Позади меня нет опоры, скал и просторов нашего мира. Корабль шатается, борется с бездной, и я сам – опора для тех, кто плывет со мной.

Мы в пути уже не первый день, и с каждым днем, с каждым часом ветер все яростней, волны все выше. На мне куртка, которую я одевал прежде, лишь когда на земле лежал снег, – но холод пробирается в рукава, остается зябкой пеленой на коже. Я горю, как в лихорадке: жар темноты свивается в моем сердце, хочет вырваться наружу, согреть меня, – но я не позволяю. Любое движение магии может навредить кораблю.

Ветер швыряет волосы на глаза, я не успеваю отбрасывать их. Утром и вечером я распутываю их, расчесываю широким гребнем, – но стоит выйти на палубу, и ветер превращает их в мешанину прядей. Армельта сказала: «Завяжи, как у меня», – но я рассмеялся. Все верно, – на второй день пути все, у кого длинные волосы, заплели их или закололи, скрыли под повязками и шлемами. Все, но не я.

Я должен удержать темноту в заточении, в глубине сердца, – пусть хотя бы мои волосы останутся на свободе.

И пусть с каждым порывом ветра освобождается память.

Море не может пробить мою душу, но память раскалывает ее изнутри, звучит голосами и чувствами прошлого.

«Ты будешь, как Шаэлар», – говорит Эйяна.

Брызги окатывают меня, горькие, как чужие слезы. Корабль кренится и стонет, я едва успеваю схватится за мокрый поручень. Черные паруса раздуваются, – готовы разорвать свои путы, умчаться в небо, бескрайнее и темное, клубящееся тучами.

Воспоминания – как свежая рана, ничто не может отвлечь от них полностью. Я здесь, среди неподвластной мне стихии, и я в детстве – возле источника, в окружении старших звезд. Свет течет вверх, манит и наполняет счастьем. Свет отражается в глазах Эйяны, бездонных и черных. Эйяна говорит, и я слушаю, завороженный.

– Ты знаешь про Шаэлара, но ты знаешь не все, – говорит она. Я хочу запомнить каждое слово и пытаюсь различить в ее голосе звуки песен. – Тебе известно – когда приплыли враги, Шаэлар пел здесь, наверху. Когда песня смолкла, он почувствовал, что одинок, покинул пещеры, и увидел, что мир завоеван. Шаэлар нашел уцелевших, привел их в сердце гор и основал город. Он спас наш народ. Это то, что тебе известно, но это не все.

Я на смотрю на Эйяну, не отрываясь, ее голос течет вокруг меня. Я знаю – сейчас она откроет мне тайну. Замираю в предвкушении, жду.

– Источники магии, звездного света – это все, что осталось у нас тогда. – Эйяна указывает на сияющий поток, на белый и голубой свет, ослепительные струи, прозрачные искры. – И из выживших лишь Шаэлар знал дорогу к ним. Враги стремились уничтожить магию, засыпать пеплом наш свет, и поэтому Шаэлар решил – эти пещеры должны стать чертогами тайны, никто не должен знать о них. И наложил на себя заклятье: покинув чертоги тайны – забыл о них, не помнил дни своей жизни, проведенные рядом с источниками. И сердце нашей силы осталось сокрытым.

Я пытаюсь понять, что это значит, какой в этом был смысл. И понимаю: враги были повсюду, а Шаэлар собирал выживших со всех концов мира. Он боялся, что враги поймают его, будут пытать и узнают путь к источникам. И он забыл этот путь – чтобы не проговориться даже под самыми страшными пытками.

Эйяна кивает, словно услышав мои мысли, и продолжает:

–Ты будешь как он. С этого дня, выйдя из чертогов тайны, забудешь их. Вернешься – и вспомнишь.

Я вдруг понимаю – моя жизнь не такая, как представлялась мне. Я не буду прятаться в городе, ждать, пока настанет мой час. Меня отправят к врагам, я должен совершить что-то уже сейчас, еще до начала войны – иначе зачем мне забывать источники? Никакие пытки не сломят меня, но раз мои старшие звезды считают, что так надо – я забуду источники и путь к ним.

Гордость и потрясение переполняют меня, я говорю:

– Я буду скрытым!

Цэри вновь касается моего плеча и качает головой. Эйяна улыбается, я чувствую ее печаль и уже ничего не понимаю.

– Нет, – говорит она. – Ты будешь жить в городе, будешь готовиться к войне. Но в нижних пещерах не будешь помнить о чертогах тайны.

Я обвожу взглядом своих старших звезд, – Цэри, Эйяну, Ильминара, Эрэта и Сэртэнэ, – и спрашиваю:

– А вас я буду помнить?

– Мы будем говорить с тобой, – отвечает Эйяна и берет меня за руку. – Но ты забудешь наши имена и лица, мы станем для тебя тайной.



Влада Медведникова

#9126 at Fantasy
#447 at Epic Fantasy
#2389 at Other
#354 at Curiosities

Text includes: магия, любовь, звезды

Edited: 04.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: