Дети войны

Font size: - +

44.

Мельтиар пришел, когда я потеряла счет времени. Наступил вечер или уже ночь? Что там, снаружи, взошли ли звезды? Холодно ли там, как на берегах другого мира, или теплый ветер все еще гуляет в траве, шелестит в кронах деревьев, качает листву, золотую и алую? Даже на самых нижних уровнях города, у корней гор, внешний мир не казался мне таким недосягаемым, как здесь.

Ни стука, ни оклика, – дверь тихо скрипнула, отъезжая вбок, и Мельтиар вошел в комнату.

Я вскочила, подняла оружие, – все движения стали угловатыми, неловкими, тело одеревенело и застыло от ожидания. Мельтиар перевел взгляд с меня на Кори и сказал:

– Все в порядке. Приговор отменен, я могу остаться в городе.

На миг мне показалось, что облегчение захлестнет меня, потопит, – но чувства онемели, как и тело. Радость дрожала в груди, но я едва верила. Все позади. Моя мольба подействовала. Он прошел через столько бед, но все позади.

– Хорошо, что вы здесь, – тихо сказал Кори.

В его словах было все, о чем мы говорили, сидя здесь вдвоем. Чувства дробились и сияли, вихрились водоворотом, достигали меня, даже когда Кори разжал пальцы, выпустил мою руку.

Мельтиар кивнул, и Кори продолжил, решительнее, тверже:

– Надо будет поговорить, я должен рассказать про остров, куда уплыли враги, и про многое.

– Завтра я вернусь сюда, – сказал Мельтиар и обнял меня за плечи. Усталость горела в его ладони, падала тяжелыми ударами пульса. – Сможем все обсудить.

 

Я всего пару раз была на этаже крылатых воинов –  меня посылали с короткими поручениями, я взбегала по лестнице, находила нужную комнату, сообщала что-то или отдавала. И каждый раз было немного не по себе, ведь где-то здесь жил наш лидер и его личные предвестники. Коридоры и двери были такими же, как внизу, но мне казалось, что тут царит торжественность и особая, напряженная устремленность.

Но сейчас, когда темнота растаяла, исчезла в ладонях Мельтиара, я едва поняла, где мы.

Коридор был прямым и узким, – белые и черные плиты стен, решетки вентиляции, редкие светильники, горящие вполсилы. Так темно – значит, снаружи уже ночь, – и пустынно, безлюдно, как на тайном этаже. Неужели весь город стал таким?

Но, прислушавшись, я начала различать голоса – они доносились сквозь гул вентиляции. Перебивали друг друга, спорили или утешали, – негромкие, но где-то рядом.

– Наш отряд, – сказал Мельтиар. Он хмурился, смотрел вперед, и я не могла разгадать, о чем он думает. – Идем.

Наши шаги не искажались эхом, как в пещерах наверху. Все звуки здесь были отчетливыми и резкими: стук подошв по блестящим плитам, шум ветра, приближающиеся разговоры. Проходя мимо одной из дверей, Мельтиар сказал:

– Здесь моя комната.

Я кивнула, пытаясь запомнить место, – но все двери были одинаковыми, как я смогу отличить?

Мы свернули направо, голоса стали четче, отдельные слова вспарывали воздух, – но звучали одновременно, я не понимала, о чем речь. Подойдя ближе, я увидела раздвинутые створки, широкий дверной проем, а внутри – столы, блеск стаканов, людей в черном.

Наш отряд.

Все замолкли, увидев нас.

Столовая этажа ярких звезд – я никогда не заходила сюда. Но все было так же, как у нас внизу, – те же стеллажи с запечатанными коробками, краны с водой у дальней стены, запах еды и сладкого вина. Только столы были сдвинуты, за ними уместился весь отряд и личные предвестники Мельтиара.

Киэнар поднялся, Цалти следом за ним. Я услышала, как хрустнули их крылья, расправляясь и закрываясь вновь.

Мельтиар махнул рукой, то ли отсекая вопросы, то ли приветствуя. Шимэт и Скеци, сидевшие с краю, подвинулись, и Мельтиар опустился на черную скамью. Я примостилась рядом. Звякнуло стекло, кто-то передал нам стаканы, до краев наполненные густым красным вином. Раши вскочил из-за стола, исчез среди стеллажей и тотчас вернулся, поставил перед нами коробки с едой. Наклонился, шепнул мне что-то, – я не разобрала слов, но кивнула.

Мельтиар залпом осушил стакан и велел:

– Рассказывайте.

Тишина воцарилась на миг, осязаемая, звенящая и горькая. Потом Киэнар поднял взгляд на Мельтиара и сказал:

– Мы почувствовали приближение магии. Она почти не ощущалась – как след от машины. Но я успел просигналить, мы взялись за оружие. – Его голос звучал ровно, сухие факты, отчет о событиях. Но глаза лихорадочно блестели, а крылья вздрагивали, пытаясь раскрыться. – Видимо, враг был над нами, на скалах – мы хотели взлететь, но не успели. Была очень яркая вспышка, в море, даже сквозь шлем больно смотреть. И эхо магии – как от сильного взрыва, очень мощное. Несколько секунд воздух был опасен, крылья не слушались. Потом мы взлетели, увидели, что корабль погиб. Противника не нашли – лишь на скалах следы магии, она таяла на глазах.

Киэнар замолчал. Мельтиар не ответил, и я чувствовала, как его вновь поглощает раскаяние, такое же бездонное, как там, над чужим морем. Каэрэт потянулся за бутылкой, наполнил опустевшие стаканы. Я спохватилась и сделала первый глоток. Вино было дурманящим и сладким.



Влада Медведникова

#9007 at Fantasy
#428 at Epic Fantasy
#2358 at Other
#353 at Curiosities

Text includes: магия, любовь, звезды

Edited: 04.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: