Дети волчицы

Размер шрифта: - +

2

Я выскочила из метро — как будто вступила в ледяную воду. Секунду полюбовавшись высоткой, повыше подняла воротник и на обе лямки нацепила рюкзак — как будто это могло меня спасти. Я даже застегнула куртку на все пуговицы, но холодный ветер, словно нарочно, пробирался за шиворот, лез под край рубашки. Мне оставалось только бежать — быстрее, энергичнее. И не менее энергично и бодро ругать себя на чём свет.

Что мне мешало заехать домой и взять с собой хоть какие-нибудь вещи? Даже если бы Макс немедленно вышел из офиса и сел в машину, я наверняка успела бы уйти до его прихода. О чём я тогда подумала? Про паспорт. Что паспорт с собой. И всё. Или вот ещё — почему я попросила таксиста высадить меня у метро, а не назвала ему адрес Полины? Это, конечно, понятно почему — сработал инстинкт экономии. От нас, с юго-востока, такси добиралось бы как минимум часа два — при самом оптимистичном раскладе. Я уж не говорю о том, в какую бы это влетело копеечку. Но… Но… (От холода мысли стали путаные и нервные.) Сейчас мне казалось, что я сэкономила на чём-то не на том.

Я обхватила себя руками и ещё ускорила шаг. На светофоре пришлось притормозить, и пока я ждала зелёный свет, невольно выхватила взглядом какую-то странную суету на противоположной стороне, возле зоопарка. Сигнал светофора сменился. Я миновала легковушку полиции и пару машин покрупнее с надписью «МЧС», пробралась сквозь толпу и помчалась вперёд. Какая-то мысль мелькнула на краю сознания — и погасла, задушенная попыткой вспомнить, в какой переулок надо свернуть, чтобы попасть к Полинке. Попыталась в ближайший — но там было перегорожено жёлтой лентой. Полицейский в бронежилете разговаривал с кем-то по рации. «Взрывчатку, что ли, ищут?» — встревожилась я. 

Следующая улица перекрыта не была, и я пошла по ней, рассчитывая дойти до нужного места дворами. Шурша бумажным пакетом, навстречу продефилировал бомж, потом встретилась компания молодёжи, за ними — пара католических монахинь в чепцах. Я не очень хорошо знала район, но помнила, что Полинкин дом стоит где-то в глубине — старый, обшарпанный и довольно мрачный. Но все дома почему-то были на одно лицо; я никак не могла понять, в какую сторону мне теперь двигаться. И когда я, наконец, решила спросить дорогу, вдруг оказалось, что вокруг меня совершенно никого нет.

Скрипнули качели. В этот момент я поняла, почему в триллерах так любят использовать этот звук — от него действительно не по себе. Единственный работающий фонарь во дворе, куда я забрела, светил тускло, подёрнутый холодной моросью. Показалось, что кто-то смотрит мне в спину; я поёжилась, сгоняя мурашки, и нервно обернулась, но не увидела никого. 

— Где же на этих гадских домах пишут этот чёртов номер?..

Я никогда в жизни не боялась темноты, но тут меня начал одолевать страх. Ледяной ужас стал пронизывать меня изнутри, да так, что я практически позабыла про холод. Самое отвратительное, что для этого ужаса не было никаких причин — одна только тьма и моя растущая в этой тьме тревога. Сердце колотилось. Мелькнула мысль, что напрасно я не оформила разрешение на травмат — мне было бы спокойнее, если бы сейчас я сжимала в руке надёжную рукоять пистолета. Тут же посмеялась над собой — куда бы я стала стрелять? В кусты? Как в комедиях, где блондинка в панике колотит из пулемёта куда попало?

Хрустнула ветка. Я вздрогнула так, словно это был гром.

Метнулась к ближайшему подъезду, готовая, если что, позвать на помощь. Прижалась пальцами к кодовому замку, с удивлением отмечая, что руки почему-то дрожат.

Из кустов вышел кот, мокрый, недовольный, прошёл под фонарём и неспешно потрусил восвояси.

Я беззвучно ругнулась ему вслед и перевела дух. Подняла голову, рассмотрела номера квартир этого подъезда, набрала наудачу несколько. На третьей попытке мне повезло.

— Подскажите, пожалуйста, какой это номер дома?

И манна небесная пролилась на меня — это был Полинкин дом и Полинкин подъезд. Видимо, у меня всё-таки сработала зрительная память.

Я набрала номер квартиры подруги, ответа не дождалась. Это не очень меня смутило — я знала, как обращаться с таким домофоном. Через несколько секунд замок внял моим уговорам и щёлкнул. Открылась дверь; я поднялась на четвёртый этаж, кляня высокие потолки старых домов — сейчас этот подъём казался мне восхождением на Джомолунгму. И поняла, что сбылся мой страх — но не тот безотчётный во тьме, а другой, вполне реальный, который мне успешно удавалось заткнуть: дома никого не было. Очевидно, пока я бродила по дворам, Полинка успела уйти на работу, и мы с ней разминулись.



Александра Родсет

Отредактировано: 16.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться