Детство в девяностых

Размер шрифта: - +

Глава 13

Нет, это было уже чересчур.

Мало того, что эта маленькая поганка поставила весь дом на уши, мало того, что её мамаша с папашей прутся сюда, чтобы отнять у Людмилы и без того скудный кусок личного пространства в её с мужем комнате — так теперь она ещё и у Ларисы, единственной дочери, того и гляди жениха отнимет. Даром, что сопля, мелюзга — а туда же: вьётся вокруг Володьки. Перетягивает одеяло на себя.

— Ну, нет, маленькая дрянь! Этот номер у тебя не пройдёт! — сквозь зубы прошипела Людмила и, едва дождавшись, пока Володя уехал, перехватила Дашу в сенях.

— А ну, пошли во двор…

— Зачем? — испугалась Даша. Вид тёти Люды с перекошенным от гнева лицом был и впрямь страшен.

— Сейчас узнаешь…

Во дворе она сорвала ветку крапивы и, больно хлестнув ею Дашу по ногам, зажала в угол.

— Слушай сюда, сопля. Если ещё раз я увижу тебя рядом с женихом моей дочери… Я с тебя шкуру спущу. Поняла?!

Даша молча, со страхом глядела на тётку исподлобья. Та снова замахнулась на неё крапивой.

— И только попробуй кому-нибудь что-нибудь вякнуть…

Между тем, с крыльца послышались шаги; почуя приезжих, залаял на цепи Мухтар. В сенях снова поднялась суматоха.

— Счастье твоё, что мать твоя с отцом приехали. А то сидела бы ты у меня до вечера в чулане на голодном пайке, — сказала Людмила и, оставив Дашу, поднялась наверх.

Даша, хоть и ждала родителей, теперь меньше всего хотела с ними встречаться. Слёзы навернулись ей на глаза; она залезла под лестницу к Мухтару и обняла его, спрятав лицо в его мохнатой шерсти. Умный пёс понял всё без слов и сидел, не шелохнувшись. Даша не плакала. Словно в забытьи она обнимала собаку и мучительно прислушивалась к голосам, что доносились сверху, из сеней.

— Невоспитанный ребёнок. Трудный ребёнок, — выговаривала тётка Людмила отрывисто, словно откусывая слова. — Учинила сегодня фокус на озере. Всех чуть до инфаркта не довела!..

Скрип двери из сеней во двор заставил Дашу вздрогнуть всем телом.

— Доча, ты где? — окликнул её папа (ибо это был он). — Я тебе гостинцев привёз.

Какой болью сжалось сердце Даши от этих слов! Она не могла больше оставаться под лестницей и уже через секунду, плача, висела на шее у отца.

— Ну, ты чего? Соскучилась? — бедный, добрый папа, неужели он, после всего, что ему наговорили…

— Папка! Папочка! Прости меня! — рыдала Даша, осыпая лицо отца поцелуями.

— Ну, ничего, ничего… Я уже всё знаю, всё уже улажено, только ты, пожалуйста, больше таких вещей не делай… Хорошо?

— Я никогда, никогда больше так не буду!.. 

— Ну, пойдём наверх. Я там тебе шоколадку привёз. И ириски «золотой ключик».

Даша молча стояла, опустив голову.

— Ну, ты чего? Не хочешь ириски? Это же твои любимые!

— Пап...

— А?

— Ты иди, пап. Я потом приду… Я…

И, чтобы снова не разреветься при отце, Даша стремглав бросилась в огород.



Оливия Стилл

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться