Девочка из ниоткуда, или Хранители времени

Глава 6

Вопреки ожиданиям Полины, Учитель Талим не расстроился и не рассердился. Он даже не сказал ей: «Я разочарован» или «Ты меня огорчила». Если бы Полина осмелилась поднять на него взгляд, то она, возможно, смогла бы разглядеть улыбку, спрятавшуюся в уголке его рта.

— То, что ты приняла участие в драке, конечно, нехорошо, — спокойно произнес Талим, — но гораздо важнее, какой урок ты извлекла из этой неприятной истории.

Полина собиралась попросить прощения, но вдруг подумала, что фраза «Я больше не буду» прозвучит как-то глупо и по-детски. Вместо этого она сказала:

— «Благоразумие без смелости — бесполезно, а смелость без благоразумия — бешенство. Никакая вражда не имеет силы над тем, кто владеет собою». Обещаю, что подобное никогда не повторится.

— Отрадно, что ты помнишь хоть что-то из моих уроков, — усмехнулся Талим. — О наказании поговорим позже, а теперь… — Его голос стал торжественным: — Кандидат, готов ли ты стать Новичком?

— Нет! — выпалила Полина, даже не успев осознать значение этого вопроса.

— Другого ответа от тебя я и не ожидал, — улыбнулся Учитель. — Собирайся, ты отправляешься в Академию.

Полина знала, что рано или поздно этот день настанет; день, когда закончится тихая и размеренная жизнь под теплым крылышком Учителя Талима, и ей придется перебираться в Академию Воинов; день, когда у нее появится новый наставник; день, когда на нее наденут джайдер. И все же новость застала ее врасплох.

— Но… но… я еще не готова… — слабо запротестовала она. — Я еще ничего не знаю, ничего не умею…

— Ну, спасибо! — саркастически сказал Талим. — А я-то думал, что многому тебя научил!

— Нет, я говорю об Академии… — смутилась Полина. — Я не знаю правил, порядков…

— Короче, ты боишься, — перебил ее Учитель. — Полина, не разочаровывай меня. Признавайся, чего ты боишься: встретиться с будущим или расстаться с прошлым?

Это было неприятно, но Полине пришлось признаться, что Учитель прав. А заодно вспомнить сказку о том, что страх страшнее смерти, и смириться с настоящим.

— Я хочу, чтобы ты запомнила еще кое-что, — сказал Талим, когда она наконец осознала, что готова к переменам. — Это не сказка, но наследие сказочника[1]. Ты всегда должна помнить особое значение трех обычных слов, чтобы не превратиться в таких, как все, если все — на одно лицо. Вот эти слова: «приручать», «учтивость» и «бежать». Приручать — это не просто давать то, что необходимо для жизни, — это может всякий; чтобы приручать требуется талант, и не обычный, а самый редкий — талант сердца. Вслушайся в это слово и почувствуй его мудрость: дружить, влюблять и влюбляться, связывать живой мир с людьми и людей связывать между собой — верностью, готовностью в любое время прийти на помощь. Повторяя слово «учтивость», помни, что ты ответственна не только перед нашей планетой и ее обычаями, но и перед каждым, с кем оказалась рядом. Учтивость советует, открывая дверь, пропустить друга в дом первым, но, когда идет бой, та же учтивость велит быть впереди друга. Бежать — это значит бежать из дома, чтобы вечно мечтать вернуться, даже если это станет невозможным. Нужно бежать от убивающего покоя, от сегодняшнего своего существования к тому, чем ты должна стать завтра.

Последние наставления Учителя прозвучали, как прощание, хотя Полина знала, что раз в неделю он будет заниматься с ней магией и навсегда останется ее старшим наставником.

 

Огромную территорию, на которой располагалась Академия Воинов, со всех сторон защищал магический купол и попасть внутрь можно было всего лишь двумя способами. Для телепортации существовал пароль перехода, но применять магию разрешалось только в экстренных случаях. Обычно все пользовались «воротами» — проходом в силовом поле, возле которого всегда стоял часовой.

Полина впервые прошла мимо часового, затаив дыхание и слегка опасаясь, что он преградит ей дорогу. Но, конечно, этого не произошло. Мастер-Воин даже не пошевелился, признавая ее право пройти на территорию Академии, и только проводил ее любопытным взглядом.

Они долго шли по тенистым аллеям. Учитель Талим сразу пресек все расспросы, заявив, что «всему свое время». Полине оставалось довольствоваться только тем, что можно было разглядеть сквозь редкие просветы в густых зарослях кустов, тянущихся по обеим сторонам аллеи. Время от времени она замечала крыльцо, увитое диким виноградом, или спортивную площадку, или кусочек зеленой лужайки, или какие-то диковинные сооружения непонятного назначения.

Воины, проходящие или пробегающие мимо, приветствовали Учителя Талима и непременно бросали на Полину заинтересованные взгляды, но тут же отворачивались и спешили дальше по своим делам.

Наконец Учитель Талим свернул на незаметную тропинку, ведущую прямо сквозь кусты, и они вышли к небольшому аккуратному домику. Дорожки вокруг него были посыпаны гравием, под окнами росли розы, возле чистенького крылечка стояли две скамейки. Полина невольно подумала о том, что Учитель Талим ошибся и привел ее не в Академию Воинов, а в какое-то другое место.

Вокруг никого не было видно, но из-за дома раздавался чей-то властный голос, ведущий счет:

— Сорок семь… сорок восемь…Так, я сказал, сорок восемь! Сорок девять…

— Подожди меня здесь.

Полина и глазом не успела моргнуть, как Учитель Талим скрылся из виду, оставив ее одну.

Через какое-то время из дома вышли три Мастера-Воина и уселись на скамейке, оживленно о чем-то беседуя. На Полину они не обратили ни малейшего внимания, но все-таки она отошла в сторонку.



Эльвира Плотникова

Отредактировано: 01.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться