Девочка-мухотаракан: Превращение

Размер шрифта: - +

Возвращение Христофора Колумба

Аня ценила свою улицу со смешным названием — Блохина. В городе проспекты, улицы и переулки своим именем, в основном, берегли память о разных учёных, писателях и купцах, когда-то живших в Петербурге. Тараканной улицы, к сожалению, не оказалось. Тараканов вообще было мало, папа объяснял: «Город наш культурный и чистый, поэтому однажды многие тараканы просто сбежали из него в соседние сёла». Культуры, действительно, было много. Планетарий, сады и парки, крейсер «Аврора», Эрмитаж и несколько маленьких музеев — всё это находилось недалеко от Аниного дома, гораздо ближе дедушкиной деревни, в которой культуры-то совсем никакой не имелось.

Меньше всего Ане понравилась культура в музее кошмаров, который находился на соседней улице. «Какой же это музей, если в нём страшно?» — подумала девочка, выходя из здания, и дала себе слово больше туда никогда в нём не бывать.

Вот и гуляли часто на выходных Аня, папа и мама, — садились на метро или машине и ехали «приобщаться к культуре». В этот раз Аня попросилась путешествовать, а не гулять.

— Путешествовать — это как? — на всякий случай уточнил папа.

— Это пешком, значит. Если есть корабль, то можно и на нём. Надо взять с собой бутерброды, если вдруг захочется кушать, и плед, если захочется спать, — объяснила Аня.

— И телевизор, если вдруг мультфильмы смотреть захочется, — подсказала мама, нанося на ресницы тушь.

— Путешественники не смотрят мультфильмы. Они путешествуют, чтобы знакомиться с миром. Особенно, если не умеют читать, — Аня повторила слова таракана Христофора, когда-то им сказанные.

— Пешком так пешком, — папа не стал спорить с дочерью, только поинтересовался, выдержат ли Анины ноги путешествия.

Христофор Колумб был снова прав. Путешествовать ногами оказалось увлекательнее поездки на метро и машине: смотреть из окна на достопримечательности — всё равно, что жевать торопясь. Узнавать новое, как говорил мудрый таракан, стоило основательно. А папа-архитектор в этот раз выступил экскурсоводом и рассказал много интересного. Особенно Ане понравился мост через Малую Неву. Путешественники несколько раз останавливались, чтобы посмотреть на воду и корабли, и сушу, которую соединял мост.

Обидно, конечно, что Христофор столько читал про океан, а сам ни разу не видел много воды. Потоп в больничном туалете не считается. Если бы Христофор оказался рядом с Аней, она обязательно бы упросила родителей покататься на катере. Ветер дул бы в лицо Ане и в усы Христофору…

Вот и зоологический музей. Родители повели Аню сначала к настоящим животным, которых можно было потрогать. Но девочка быстро погрустнела: эти животные ничем не отличались от деревенских, так же думали о еде, боялись посетителей, не понимали радостного смеха детей, пытавшихся погладить или взять в руки, потрепать…

— Хо-хо-дят тут! — возмущался петух, наклоняя голову и презрительно рассматривая Аню.

— Тебе, наверное, скучно здесь? — спросила у петуха Аня. — Хочешь на волю?

— Ко-ко-ко-во? — удивился петух и отвернулся, заметив брошенный в его сторону кусок булочки.

— Хочешь в лес, на волю? — спросила Аня у удава, повисшего на плечах у какого-то мальчика.

Удав поднял голову и посмотрел на девочку мутным взглядом:

— Ужин скоро? — еле слышно прошипел питон, не отрывая жёлтого взгляда от кролика, которого рядом гладила незнакомая счастливая девочка.

К этим диалогам прислушивалась мама, она потрогала папу за плечо, чтобы он обратил внимание.

— Ну и что тебе ответил удав? — папа обнял дочь.

— Кушать хочет, — вздохнула Аня. — Пойдёмте дальше, здесь неинтересно, все голодные.

Анины слова услышала заведующая зоопарком:

— Вообще-то у нас через час обед по расписанию, кормить будем всех.

Мама улыбнулась заведующей и пошла к лестнице, увлекаемая Аней за руку. На втором этаже находилась экспозиция засушенных насекомых и чучел животных. Там Аня замерла у любимого стенда с тропическими бабочками. Только сегодня не хотелось смеяться.

— Скажите, — обратилась девочка к девушке, следящей в зале за тем, чтобы никто не трогал стёкла, особенно дети, — бабочек убили, чтобы мы смотрели на них?

Девушка растерялась и беспомощно посмотрела на Аниных родителей.

— Ну и вопросы у тебя, дочь, — папа развел руками.

— Я бы не хотела оказаться за стеклом, — задумчиво проговорила Аня и пошла к выходу.

— По-моему, твоя дочь слишком быстро повзрослела, — проворчала мама и направилась следом.

 На третьем этаже, последнем, располагалась выставка живых насекомых. Все они жили в стеклянных коробках, и трогать их не разрешали, как животных на первом этаже.

Здесь Аня повеселела. Она вежливо поздоровалась с палочником, поинтересовалась о здоровье у жука-оленя и рассказала о погоде на улице большому еловому чёрному усачу. И вдруг…



Yuliya Eff

Отредактировано: 12.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться