Девочка Ночь

Размер шрифта: - +

Правда

Гера была в замешательстве. Её ярко-голубые глаза метались по крыше, ища выход. Её милое личико исказилось гримасой гнева.

— Ты действительно хочешь это знать? — спросила Гера. Она медленно шла к нему навстречу, а Макс продолжал сохранять дистанцию. — Хочешь узнать то, после чего твоё отношение ко мне измениться?

— Да, — решительно ответил Макс. Страшные догадки терзали его душу.

— Я вампир.

Макс ожидал услышать эти слова, но он не мог понять, как такое может быть. В век нано-технологий и компьютерных инноваций повстречать вампира было уму непостижимо, невозможно.

Погода снова начала стремительно портиться. Стали появляться тучи, они быстро неслись по небу - черные и серые, лохматые и страшные. Что-то зловещее чувствовалось в воздухе. Подул сильный ветер. Внизу под его силой гнулись деревья, литья кружило в воздухе. Макс еле стоял на ногах, его сносила стихия, вот только Гере было всё нипочём. Всегда хрупкая и легкая девушка сейчас непоколебимо противостояла ветру. Вихрь трепал её белокурые волосы и платье, но больше всего поражало её лицо: оно было застывшим, неживым, как у фарфоровой куклы. И грянул гром. Раскаты ужасали. Через доли секунды грянула молния. Черная туча над головой Макса плавно снизилась, и по краям её облака были, как вата. Ливень начался внезапно и лил как из ведра. Раскаты грома слышались непрерывно один за другим и буквально через секунды сопровождались вспышками ужасных молний.

— Макс, меня зовут Германика, — прокричала Гера. Она всё же решила рассказать. — Я родилась здесь, в России. Моя мать была немкой, а отец русским. Назвали в честь Германии. Именно там, в Германии, я и стала вампиром.

Дождь поливал пару, но они не обращали внимания ни на него, ни на то что оба были промокшие насквозь. Гера сидела на парапете, рядом с Максом.

— Его звали Арнольд, — продолжила Германика. Ей было больно вспоминать, слёзы стекали по её щекам, — мы были так счастливы с ним. Ты похож на него. Мы гуляли с Арнольдом, он дарил мне разные цветы. Всё кончилось так трагично... Он признался мне, что он вампир. Ему не нужна была я, ему нужна была моя кровь и только. Он бы бросил мой бездыханный труп, но мне удалось убедить его сделать меня вампиром. Возможно, в его черном сердце была любовь ко мне. Той ночью он убил во мне ту Германику, и создал Геру — убийцу, жаждущую крови. Я знакомилась с парнями, влюбляла их в себя, а потом просто убивала их. Поначалу было жалко их, ведь они искренни любили меня. Но позже я поняла, они мне не нужны. Их кровь —  мой клад. Так я жила до сегодняшнего дня, но я встретила тебя. Я поняла, что люблю тебя. Это чувство, что оставило меня на долгие столетия, снова вернулось ко мне. Я почувствовала себя живой.

Она замолчала и посмотрела на Макса.

— Любишь ли ты меня так же сильно, как и прежде.

— Германика, я люблю тебя, — ответил Макс и прикоснулся к её лицу, — но, прости, нам нельзя быть вместе. Ты — вампир, а я человек.

— Это не проблема, я сделаю тебя вампиром, только скажи. Ведь я люблю тебя. Люблю!

— Гера, нет, — Максим направился к двери. Он не соображал уже ничего и единственной адекватной мыслью в его голове было только спуститься с этой крыши, — я не смогу быть вампиром. Прости.

Пройдя несколько шагов, Маким обернулся, но Геры на прежнем месте не было. Повернувшись обратно, парень столкнулся с Герой. Её лицо было злобным.

— Ты не уйдёшь отсюда, — прохрипела не своим голосом Гера, — живым уж точно!

После этих слов Гера набросилась на Макса. Силы были неравны. Максим был хоть и старше, но озверевшая Германика обладала нечеловеческой силой и одним рывком сломала парню рёбра. Дикая боль будто отрезала его от мира и почти сразу парализовала. Макс отчаянно пытался убежать, позвать на помощь, но когда Гера повалила его на землю, он понял — это конец. Вампирша, не теряя ни секунды, прильнула к его шее и выпустила острые клыки. Она выпивала его жадно, без остатка, как изголодавшийся зверь. Макс чувствовал, как силы утекают из него, он сам будто проваливается в страну ночных кошмаров, из которой нет выхода.

Закончив своё дело, Германика легко подняла тело Макса и сбросила его с крыши.

— Ах, бедный мальчик, — притворно-жалобно вздохнула Гера, — из-за неразделённой любви решил покончить жизнь самоубийством и сбросился с крыши. Какая жалось!

Гера посмотрела вниз и увидела тело Макса, лежащее на асфальте. Убедившись, что дело доведено до конца, она спустилась с крыши и побрела по мокрым улочкам города.



LERA SMIR

Отредактировано: 27.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: