Девственница

Ночь накануне

Вечер окутал землю.

Пауль поднялся на холм. Прохладный воздух бодрил. Легкий ветерок обдувал лицо. Отсюда открывался прекрасный вид: домики как игрушечные разбросаны среди холмов. Сколько воспоминаний было связано с этим лесом и деревней, уютно устроившейся в лощине!

Во многих домах горел свет… А на площади у церкви люди заканчивали последние приготовления: несколько дородных женщин украшали центральную улицу, мужчины мели площадь, к центральному столу несли всякую снедь. Как ни как дети двух самых богатых семей должны соединить свои судьбы. Завтра свадьба. В общем-то ради этого Пауль и вернулся домой. На свадьбу хотели пригласить лучших священников, чтобы церемония была незабываема…

Пауль много лет не был дома, а тут — это послание с просьбой привезти священников для проведения церемонии. О вознаграждении просили не заботиться, обещали не обидеть.

Пауль работал при церкви: переписывал книги, разбирал и сортировал записи и документы, вел дела. Он был одним из многих, хотя когда-то стремился стать самым ярким. Но жизнь поставила его на место. В своей деревне он был действительно лучшим. Все восхищались им, хвалили его и искренне любили. Он хотел пойти дальше. Родители поддержали его. Родители… Он был далеко, погружен в свои дела и мысли. Последние годы их жизни пролетели без него. В начале — мать, затем — отец. А он все стремился к чему-то. Он долго казался себе «избранным». Но оказалось, что все его окружение состояло из «избранных». Пауль прозрел… Прозрел поздно и с болью. Но прозрел.

Он был оторван от родных, да и слишком далеко в своих мыслях и суждениях он ушел от деревенских. Своим среди церковников не стал. Стал одиночкой, зависшим между «корнями» и призрачным, фантастическим будущим, которое никогда не настанет. «Завис» в мрачном переписывании книг и ведении документов. В конце концов, в этом тоже была своя прелесть.

— Братья собрались, — раздалось за спиной.

Пауль обернулся. В тени деревьев стоял Рих.

— Да, — Пауль окинул взглядом погрузившуюся в темноту деревню и спустился к Риху.

Они прошли между деревьями к месту стоянки. Ван, Игр, Кристоф и Ироз грелись у костра, но, увидев Пауля с Рихом, поднялись, и все вместе, не говоря ни слова, двинулись вглубь леса, к поляне у родника. Мрачные, сосредоточенные лица. Они настраивались на ежедневный ритуал. У каждого при себе была плеть.

Церковники приметили поляну еще днем: мягкая низкая трава, деревья вокруг и тихое журчание родника…

До деревни — рукой подать, но церковники не хотели пугать местных жителей предстоящим ритуалом.

— Они люди серые — рассуждал Пауль. — Им не понять.

Деревья расступились, и церковники вышли на поляну.

— Смирим плоть нашу от пагубных желаний! — объявил Рих.

И все разом опустились на колени.

Пауль был рад, что они остановились в лесу, в дали от любопытных глаз…

Он внутренне готовился вернуться домой. То, к чему он стремился когда-то, было связано с деревенской жизнью: наивные мечты и представления. И чем больше Пауль думал о доме, тем сильнее ощущал контраст между прошлым и настоящим.

Пауль оторвался от собственных мыслей, посмотрел на сосредоточенные лица братьев и глубоко вдохнул.

Братья обнажили спины. В их руках — плети.

Пауль поднял голову: наверху звездное небо с легкими дымчатыми облаками.

Пауль зашептал молитву. Ладони его вспотели. Он сильнее сжал плеть. Все его тело в напряжении ожидало ударов. Он размахнулся, стиснул зубы и, не переставая молиться, ударил. Плеть с силой резанула спину. Удар за ударом. Кровь прилила к голове. Глаза заслезились. Пауль презирал себя за слабость, за желание отступить, за то, что так кривится от боли. И с двойной силой обрушивал удары на спину. И горячо молился.

Пауль почувствовал, как от очередного удара лопнула кожа, кровь теплой струей потекла по спине. Но Пауль и не думал останавливаться. С каждым ударом он доказывал себе, что сильнее…

Внутри — агония.

Пауль довел себя до изнеможения. Но остановился только, когда сознание стало покидать тело. В глазах потемнело. Руки ослабли. И окровавленная плеть выпала из них. Пауль повалился на землю.

Зрение медленно прояснилось. Он видел очертания травинок перед лицом, размытые силуэты братьев… Пауль захрипел и перевернулся на спину. Он старался не обращать внимания на жгучую, разъедающую боль.

Звезды смотрели на него, и как перышки, плыли по небу облака.



Валерия Лисичко

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться