Девственница

Агония невесты

Кайра долго ворочалась в постели — ей было душно. Ее душило ожидание. Внутри бурлил неиссякаемый поток энергии. И чем больше Кайра пыталась успокоиться, тем сильнее разгорался этот огонь. Кайре казалось еще чуть-чуть и энергия, вместо того что бы заряжать силами, обернется против нее.

Девушка поднялась с постели. Прислушалась. Тишина… Значит, все спят.

Завтрашний день распланирован как по нотам. Он не сильно беспокоил Кайру. Она уже считала завтрашний день свершившимся событием и покоренной вершиной. Но чувство ускользающего времени беспокоила ее. Пустая ночь — без событий, без мыслей и планов, не пригодная даже для сна.

Впервые в ней было столько энергии и совершенно некуда было эту энергию направить.

 

Тонкой иглой всплыл в памяти вечерний разговор о церковниках — они должны будут прийти на рассвете. А ночью — точно спят — ни один путник не станет бродить по обманчивому лесу в потемках — слишком рискованно. Кайра прикинула, что от рассвета до момента церемонии не так уж много времени, а значит остановились церковники не далеко. Возможно, сумерки застали их в паре-тройке километров от деревни.

Мысли о церковниках — это дерзкое именование священнослужителей веселило Кайру — все больше затягивали ее. Они уже представлялись ей существами из другого мира, оттуда, где за чащами лесов раскинулись владения цивилизации. Ночь… Кайра в своей уютной комнате, а они затеряны в чаще лесов. Какие они? Как ведут себя, когда никто не видит, когда прихожане не смотрят на них, как на глашатых Святого слова? В конце концов они живые люди. Должны же они шутить, ошибаться, грешить?

Любопытство все больше овладевало девушкой.

И все четче прорисовывалась цель нового приключения.

Сегодня — последняя ночь ее свободы. Впереди свадьба. Когда если не сегодня бросать вызов судьбе?

А ей уже не терпелось увидеть их. Она непременно должна стать первой кто увидит их. Не может же она уступить первенство кому то из деревенских?!

Она выскользнула через окно. Направилась в сторону леса.

Грунтовая тропка бежала вдоль родника.

«Церковники точно идут по этой тропе, — думала Кайра. — Это единственный надежный ориентир, к тому же пресная вода всегда под рукой».

Заходить ночью в лес одной — рискованно. Кайра испытывала волнение, хотя и не подумала отступиться от своей взбалмошной затеи. Наоборот, она решила во что бы то ни стало найти церковников.

За спиной оставался дом. Кайре не хотелось, что бы ее отсутствие обнаружилось. А значит нужно действовать быстро. Да и ночь — не вечна. Кайра торопилась, чередуя бег и быстрый шаг, она двигалась к призрачной цели. Воображение рисовало ей то строгих пожилых мужчин с четками и плотными, привыкшими быть сложенными лодочкой ладонями, то огромных мощных титанов, готовых взвалить на свои плечи небо, то щуплых морщинистых стариков пропитанных пылью книг.

Кайра знала, что один из церковников когда то жил в деревне. Она не помнила его. Поговаривали, что он странный: много читал, говорил о Боге и вере. В конце концов подался в город и осел там при каком то храме. Еще поговаривали, что он был монахом, но сбежал…

Мысли бестолковой вереницей проносились в голове девушки. Образы представали, рассеивались и уступали место новым. Кайру переполняло предвкушение. Она полностью отдавалась новому капризу. У нее впереди была целая ночь. И Кайра собиралась воспользоваться ей с лихвой.

Кайра стремилась вперед.

Она хорошо знала эти места. Даже коварная ночь, так старательно преображавшая мир не могла сбить смелую девушку с пути. Вскоре картину привычных ночных звуков нарушил чуждый, незнакомый ей шум. Смесь хриплых стонов и хлестких щелчков. Кайра замерла, пытаясь понять, откуда идет шум. Кому как ни ей знать обманчивость леса, когда эхо уносит звуки, искажает их и будто строит ловушки для нерадивых путников. Но сейчас Кайра была уверена: шум исходит от людей, и они рядом…

Кайра пошла на звук.

Деревья расступались, открывая густую, почти вязкую темноту. Ночного воздуха было так много, что голова кружилась. Кайра осторожно ступала, как дикий зверь во время охоты… Шаг за шагом — напряжение — шум все ближе. Наконец показались первые силуэты меж деревьев, ближе, ближе. И…

Поляна, освещенная блеклым лунным светом. Шестеро обнаженных по пояс мужчин — на коленях. Они нещадно бьют себя плетьми. Прямо перед Кайрой один из них — спиной к ней.

Воспаленная спина в ссадинах, царапинах и кровоподтеках. А он продолжает безжалостно истязать себя.



Валерия Лисичко

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться