Девственница

Ангел

Пауль шел впереди. Среди своих спутников он был единственный, кто возвращался домой. На душе тепло и грустно. Здесь он когда-то бегал, прятался за этим холмом, залезал на это дерево. В голове мелькали образы детства. А потом была юность, и он выбрал свой путь… Состояние родителей позволяло учиться в городе. Оно давало возможность заниматься любимым делом. Талмуды книг, летописи… Сколько книг отделяют его от прошлого?

Деревня вынырнула из-за холма так неожиданно — шум, веселье, музыканты…

Пауль улыбнулся. Ему навстречу вышла полная матрона. В ней он с трудом узнал свою тетушку. Она обняла его, похлопала по спине.

— Целую вечность тебя не видела! Соскучилась… Столько изменилось. Столько произошло! А мы уж начали бояться, что вы не поспеете, — приговаривала она.

Так же радушно тетушка поприветствовала и остальных. Она усадила их за длинный стол, налила всем по большой кружке пива.

Вокруг танцевали дети, женщины и мужчины. Музыканты играли веселую мелодию.

Настроение священников поднялось. Вскоре они смеялись, поднимали кружки с пивом за здоровье молодых.

— Давно я так не веселился, — расхохотался Ван.

— Ты то?! — Ироз хлопнул его по плечу. — Уже месяца два, не меньше!

— Да уж, — поддержал Ироза Пауль. — Ты же не одной свадьбы в округе не пропустил.

— Да я… Мне нравится людям радость нести, судьбы скреплять.

— Особенно когда богатый жених золотом дает, а невеста — со слезами, — Пауль то же похлопал Вана по плечу.

Кристоф только головой покачал и уставился в кружку.

— Побольше бы свадеб, — мечтательно сказал Игр, поглаживая деревянные четки.

Только Рих сидел чуть поодаль и безотрывно смотрел на одну из танцующих — на красавицу-невесту. Она мельком глянула на Риха, и глаза ее сверкнули.

Рих смотрел по-детски наивными глазами. Этот странный взгляд не понравился Паулю.

— А ты что думаешь о свадьбах? — обратился Пауль к Риху.

— Я? — Рих посмотрел на Пауля отсутствующим взглядом. — Это красиво. Люди скрепляют жизни и судьбы перед Богом — это большая ответственность…

— Самое главное, чтобы платили, — добавил Игр.

— Да, — поддержал Ван. — Тогда бы я смог купить одной прекрасной Брунхильде ожерелье, а второй… Что бы я сделал со второй… — Ван мечтательно прикрыл глаза.

— Не стыдно грешить? — с улыбкой хмыкнул Пауль.

— Я замолю… Ну не виноват я, что ореол над моей головой так нравится женщинам, а особенно роковым и соблазнительным красоткам!

— Это дьявол тебя искушает! — замогильным голосом проговорил Игр, выставив вперед трясущуюся руку. — Дьявол…

— А разве не грех отказать в душевном тепле и поддержке? А если для них именно это — тепло и поддержка? Я несу в мир добро и любовь!

Пауль оставил собратьев и подошел к Риху.

— Пауль, — начал Рих. — А ты в красоту веришь? В такую чистую, безупречную красоту?

— Конечно… — Пауль не совсем понял вопрос.

— А в ангелов? Могут в телах людей существовать настоящие ангелы?

— Ты о чем?

— Ну… человек такой чистый и непорочный, как ангел…

— Пиво плохо на тебя действует, — Пауль хлопнул Риха по плечу.



Валерия Лисичко

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться