Девственница

Исполненное желание оставляет тень

Кайра вся отдавалась танцу. Сегодня последний день ее свободы. И один из церковников так смотрит на нее… Один из церковников… Ха! Тот самый! Она узнала его! Тот самый наивный рассеянный мишка… Он узнал ее? Да, скорее всего. И это так будоражит! Хочется танцевать и танцевать, не останавливаясь! Раствориться в танце и в его глазах. Только бы он не прекращал смотреть!

И он не прекращал.

Сегодня она станет наследницей двух самых богатых фамилий… Но свободной ли?

Рядом будут родители. Они со своей заботой и нравоученьями не дадут вздохнуть полной грудью. И муж… Старше на много лет. Будет как третий родитель. Она окажется загнанной в угол. И так до их смерти… А вдруг они проживут долго? Вся жизнь насмарку! Угождать им, лицемерить. Ухаживать, если они заболеют…

Отвращение к собственному будущему все сильнее охватывало Кайру.

И каждый раз, когда она, танцуя, встречалась с завороженным взглядом этого церковника, душу ее терзали демоны… Они шептали, и речи их, соблазнительные и сладкие, обещали так много…

Подумаешь — переступить маленький людской закон… Поддаться искушению. Нельзя упускать шанс! Они хорошо пожили — пора и ей получить свое!

Нет, она не станет ждать, томиться, играть роль милой и наивной. Сегодня она получит больше, чем могла мечтать. И демоны с наслаждение вздохнули в глубине ее души и затихли. Они нашли дом в ее сердце. Теперь Кайра ощущала внутреннюю целостность. Больше она не сомневалась.

Музыка прекратилась. А Кайре так хотелось танцевать!

Музыканты подошли к столу, налили по кружке пива. Они заговорили между собой, и Кайра поняла, что это надолго.

Кайра заметила мать с краю стола, подошла к ней. Мать разливала пиво по кружкам и ставила на стол. Кайра замялась, не зная с чего начать.

— Что грустишь, дочка? — мать ласково улыбнулась.

— Не знаю… — протянула Кайра.

— Жених чем обидел? — и мать лукаво подмигнула дочери.

— Нет, что ты… Он — никогда. Я узнать хотела…

— Да? — Мать поднялась, поправила волосы Кайры.

— Все эти, — Кайра неопределенно кивнула в сторону священнослужителей и музыкантов. — Где ночевать будут?

— Ох, не беспокойся, дорогая! Кто-то в доме Пауля… У него такой большой дом… Хорошо, что Пауль вернулся. Дом хоть не на долго наполнится жизнью, а то пустует и пустует. А может, Пауль и останется…

— Останется?! — удивилась Кайра.

Эта идея ей не понравилась. Пауль казался проницательным и властным. Нет, такой не удовлетворится родительским домом в глухой деревне.

— А что?! Здесь его дом… Чем черт не шутит?

— Да, чем черт не шутит… — повторила Кайра.

— А разве они все в доме Пауля поместятся?

— Ну кто-то у нас переночует..

— А можно… — Кайра подняла по-детски наивные глаза. — Можно я расселю?

— До того ли тебе! — расхохоталась мать. — Мы с отцом сами все сделаем.

— Но это моя свадьба, я сама хочу, — надула губки Кайра.

— И речи быть не может, — отмахнулась она от дочери.

— Но…

— Иди, развлекайся.

— Но я очень хочу, — Кайра была готова заплакать.

— Ладно, — смилостивилась мать. — Говори, кого где поселим.

Кайра просияла, повернулась к церковникам.

— Так, этого, — Кайра указала на Игра, — вместе с Паулем, и этого, — ткнула пальчиком в Ванна, — а этого, — Кайра указала на Риха, — возьмите к себе, пожалуй…

— Все? — мать пожурила единственное чадо.

— М-м-м… да. Запомнишь?

— Да.

— Обещаешь?

Мать Кайры — полная жизненных сил и очарования женщина, улыбнулась, желая слегка подразнить дочь, лукаво прищурилась и громко повторила:

— Да!

Кайра чмокнула ее в щеку.

— Ну все, иди, развлекайся, — замахала руками мать.



Валерия Лисичко

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться