Девушка без имени.Берег тысячи звезд

Глава 2. Изначальный источник

Когда на рассвете по дворцу прокатилась нервная дрожь, словно огромное здание ожило и попыталось стряхнуть с себя прилипшего паразита, Этель испуганно села на кровати, пытаясь понять, что происходит. Серебряная чашка плясала на прикроватном столике, шаль медленно стекала разноцветным ручейком с качающегося стула. Небо за окном едва серело – стоял тот самый глухой и дикий час, когда утро только начинает вступать в свои права, а все живое погружено в крепкий беспробудный сон.

Дрожь усилилась. «Землетрясение», - отстраненно подумала Этель и сама удивилась тому, с каким спокойствием поднялась с кровати и, подняв с пола шаль, направилась к выходу. В коридоре спокойствие ее покинуло, и Этель со всех ног бросилась к покоям Алиты – принцессу надо было выводить из здания, пока дворец не начал рушиться.

Потом она так и не смогла объяснить, почему решила спасать Безликую, а не спасаться самой. Но Этель так и не успела добежать до дверей в комнаты Алиты: ее ударили в спину и уронили на дрожащий пол.

- Тихо, тихо, - шепнул Амиран ей в самое ухо и навалился сверху. – Тихо, Файшан. Не шевелись.

Этель хотела было спросить, что, Пекло разбери, происходит, но не могла и пошевелиться. А потом со всех сторон засвистело, завыло, заревело, воздух наполнился тошнотворной вонью бесчисленного количества работающих артефактов, и Этель уже не стала спрашивать, от кого или от чего Амиран заслоняет ее своим телом. Какофония казалась бесконечной – где-то визжали люди, и Этель казалось, что они горят заживо, где-то с грохотом падали камни, свист и вой нарастали, и, когда Этель подумала, что сейчас оглохнет, вдруг стало тихо.

Амиран, закрывавший ее, шевельнулся. Полоска темно-красной ткани с его размотавшейся чалмы мягко прикоснулась к лицу Этель и исчезла.

- Вставай, - прикосновение широких мужских ладоней заставило Этель вздрогнуть. Амиран осторожно поставил ее на ноги и каким-то совершенно несвойственным ему жестом погладил девушку по растрепанным светлым волосам.

В ушах звенело. Этель беспомощно смотрела по сторонам и не понимала, где находится. Вроде бы только что она выскочила в знакомый коридор – а теперь коридора не было, и они стояли среди развалин, и прохладный утренний ветер беззастенчиво забирался под тонкую ночную сорочку, а отовсюду пахло гарью и кровью… Этель покачнулась и обмякла в руках телохранителя, уткнувшись лицом в его плечо. Откуда-то издалека донесся знакомый женский голос – Алита была жива и настойчиво о чем-то спрашивала, но Этель не могла разобрать ни слова. Наконец, сквозь пелену, накрывшую разум, все-таки пробилось:

- …найти Хариндера.

- Миледи, нам нужно уходить, - услышала Этель уже более отчетливо. Амиран говорил с нажимом, словно его раздражала настойчивость заморской гостьи. Только теперь Этель поняла, что они говорили на высоком валеатском наречии, ее родном языке.

- В лаборатории я видела несколько ящиков с разрыв-камнем, - в голосе Алиты тоже хватало упрямства. – Он открывает норы в пространстве, и мы сможем уйти хоть в Сузу. Пойдемте уже, медлить нельзя.

Амиран, не обинуясь, подхватил Этель, словно куль, забросил на плечо и почти бегом направился за Алитой. Острое чувство стыда – сорочка бессовестно задралась, и Амиран крепко держал свою подопечную за обнаженные ноги – было настолько отрезвляющим, что контузия мигом убралась куда подальше. Этель дернулась и негромко, но отчетливо попросила:

- Амиран, поставьте меня. Я пойду сама.

Видимо, в ее голосе было что-то, от чего телохранитель решил воздержаться от споров. Почувствовав под ногами плиты пола, Этель вздохнула с облегчением, на ходу поправила сорочку и спросила:

- Что происходит?            

- Это заклинание называется Брызга, - бросила через плечо Алита. Часть коридора, по которой они сейчас спешили, почти не тронуло разрушением, и иллюзия мирной жизни была слишком отчетливой и жестокой. – Маг бросает сгусток энергии и произносит заклинание. И сгусток, поражая цель, делится на два. А они – еще на два.

- Тут, похоже, делили на десять, - произнес Амиран. Выбежав на лестницу, они быстро спустились на первый этаж и бросились в сторону лаборатории. Живых здесь не было. Двое караульных лежали на своем посту, и вместо голов у них было кровавое месиво. Этель на мгновение забыла, как дышать. Ужас, обнявший ее, был настолько глубоким и острым, что она почувствовала себя выбитой из жизни. Одно дело видеть трупы в морге и совсем другое – смотреть на людей, которые несколько минут назад были живы, а потом даже не успели понять, что умирают.

Пол предательски заскользил куда-то в сторону. Амиран среагировал мгновенно, подхватив Этель под руку. С трудом подавив стон, Этель мысленно поблагодарила его за эту поддержку.

Лаборатория Хариндера осталась нетронутой – должно быть, исключительно благодаря тому, что вход в нее закрывала светло-серая пелена. Утренний ветер, проникая в пролом в соседней стене, вольно колыхал ее, но Этель отчего- то показалось, что завеса намного плотнее, чем кажется. Алита, которая, несмотря на внезапную атаку, успела схватить свой саквояж, запустила руку в его недра – Этель показалось, что рука ушла внутрь чуть ли не по плечо – и извлекла крошечный серебряный гвоздик. А затем – Этель ахнула от изумления – Алита с усилием прижала острие гвоздя к собственному виску и проговорила:

- Милорд Хариндер, если вы там, откройте.

Некоторое время ничего не происходило. Алита не опускала руку, продолжая давить гвоздем на висок, и Этель искренне удивлялась тому, что при такой силе нажатия до сих пор не показалась кровь. Но потом серая пелена покачнулась и растаяла, а дверь в лабораторию, усиленная не только металлическими перекладинами, но и заклинаниями, медленно отворилась, словно приглашала войти.



Лариса Петровичева

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться