Девушка, читающая души

Размер шрифта: - +

Глава 20 Новые открытия

-Мудрость, я хочу продвинуться дальше в своем даре. Что для этого нужно? – спросила Мирадель на следующий день, найдя Мудрость в библиотеке. Седовласая красавица перелистывала любимые книги.

Мудрость внимательно взглянула на Мирадель, словно сканируя душу изумрудными глазами.

- Ты сейчас в хорошей духовной форме, - сказала Мудрость. – Слушай сердце и будь открыта миру. Жизнь сама тебе покажет то, что ты должна увидеть.  

-Хорошо, - кивнула Мирадель.

Сердце приятно затрепетало. Мудрость всегда одаривает уверенностью, что мир – это огромный подарок, и нужно лишь развернуть упаковку.  

Утром Мирадель шагала по улице, и вдруг ее ослепила вспышка света. Это духовное зрение включилось. Мирадель оглянулась по сторонам. Что же важного она сейчас увидит?

Впереди идет женщина в клетчатом пальто. Она ведет за руку белокурого сынишку.  Вокруг мальчика витает светлая аура.

-Молодец, - сказала женщина мальчику. - Сегодня сам рано встал. Обычно капризничаешь по утрам.

-Я услышал, что из-за меня ты опоздала на работу, - сказал мальчик. – Прости меня. Я теперь сам буду рано вставать. Не хочу, чтобы тебя ругали из-за меня.

-И как же ты заставишь себя рано встать? – поинтересовалась мама.

-Вечером я кладу под подушку конфету, чтобы утром поскорее встать и съесть ее.

Женщина засмеялась. Воздушная аура вокруг мальчика начала сгущаться. Она менялась до тех пор, пока не стала похожа на жидкую сталь.

Когда парочка скрылась за поворотом, духовное зрение выключилось.

Мирадель остановилась. Что же это было? Видение отозвалось очень далеким воспоминанием в душе. Это что-то знакомое, что-то, что с Мирадель тоже когда-то произошло. Что-то исключительно важное и необратимое. Постойте-ка, да ведь…  Она стала свидетелем момента взросления! Мальчик только что повзрослел!

Точно! Ведь взрослеешь именно в тот момент, когда впервые в жизни осознанно поднимаешься выше неприятных тебе обстоятельств. Это отправная точка  построения собственной жизненной философии и методов борьбы с невзгодами. Детским капризам и абсолютной открытости внешнему миру приходит конец. Ты перестаешь реагировать на события честно и непосредственно, а начинаешь лавировать в окружающей реальности, находя нужные доводы и компромиссы.

Ох, если бы мама мальчика знала, какой сейчас знаменательный момент! Именно сегодня нужно делать кучу фотографий и вклеивать их в альбом на память. Этот день намного важнее всех дней рождений вместе взятых, когда душа, по сути, оставалась неизменной.

Вот так наступают переломные моменты в жизни. Подкрадываются тихо и незаметно, они также неуловимы, как и бесценны. Но Мирадель посчастливилось запечатлеть в памяти этот миг и разделить его с мальчиком. Как это сладостно!

Весь день в университете она еле сдерживала улыбку. Как же здорово быть причастной к тому, что по-настоящему интересно!

В коридоре кто-то нечаянно толкнул Мирадель.

-Извините, - сказал он.

Мирадель оглянулась. Да ведь это Ник! Прошел мимо. Не узнал ее что ли?

Ник хмурый, отстраненный, словно растерянный призрак.

-Эй! – окликнула его Мирадель, и дернула за рубашку.

Ник остановился, и уставился на нее мутными глазами.

-А, Мирадель, привет.

-Что с тобой такое?

Мирадель заметила в его руках стопу знаменитых романов. Ник держит их крепко, нервно сжимая пальцы.

Ник сел на ближайший подоконник, и указывая на книги, сказал:

-Мирадель, я никогда не смогу так писать, как они.

-Это ведь гении литературы, - сказала Мирадель.

-Я о том же. Они пишут так легко, красиво и динамично. Читаешь – и не можешь оторваться. Ни единого лишнего слова, ни единой неуклюжей фразы. Каждая мысль – на вес золота. Мне никогда не подняться до такого уровня. Так стоит ли и браться?

-Так вот в чем дело?

Ник тяжко вздохнул:

- Оказывается, это величайший дар – в точности передавать свои чувства и мысли другим людям. Таким талантом обладают единицы.

-Это верно. Но всё же любое искусство несовершенно и непредсказуемо. Невозможно угадать какое именно творение станет ключиком к сердцу человека, пробудит в нем любовь к жизни, зародит мечту, подарит счастье и радость. Это может быть и что-то простое.

-Успокаиваешь меня? – с натяжкой улыбнулся Ник.

-Нет, просто напоминаю, что есть еще кое-что более ценное для твоего дела, чем мастерство.

-И что же?

-А то, наделил ли Господь даром передавать мощную энергетику читателям. Это – самое главное. И не только в писательстве, а в любом искусстве. В истории ведь масса примеров откровенно чудаковатых картин, книг, музыки, фильмов, которые, тем не менее дико популярны.

-Верно, - встрепенулся Ник. - Иметь чистые побуждения и огромное желание донести их до людей. Разве этого мало?

-Я думаю, не мало, - сказала Мирадель. – В любом случае, успех всякого дела – от Всевышнего. Будь ты хоть трижды гением, но если Господь не благословит выбранный тобою путь – всё зря. В Библии сказано: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строющие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж». Псалом 126, 1. А раз я увидела в тебе талант – значит неспроста.

Ник улыбнулся.

Последующие дни он буквально окрылился мечтой. Склонившись над блокнотом, то и дело что-то записывал, зачеркивал, снова записывал. Писательство могло поглотить Ника где угодно: в столовой, на ступеньках, в парке, на подоконнике.  С румянцем на щеках он лихорадочно прокручивал сцены в голове и тут же принимался строчить.

- Писатель в своей книге – и режиссер, и декоратор, и главный герой! - взахлеб восхищался Ник. - Берешь пейзажи, характеры и мысли, подобно драгоценным камням. Затем обрамляешь их оправой слова, и получаешь прекрасное ожерелье художественного произведения.



Жанна Дан

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться